АСЕПТИКА И АНТИСЕПТИКА

  Главная      Учебники - Медицина     Ошибки, опасности и осложнения в хирургии (Н. И. Блинов) - 1972 год

 поиск по сайту           правообладателям

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  1  2  3  4  5  ..

 

 

АСЕПТИКА И АНТИСЕПТИКА

 

Несмотря на огромное значение асептики в хирургической прак­тике, в ряде медицинских учреждений еще до сих пор наблюдается немалое число послеоперационных гнойных осложнений. Статисти­ческие данные свидетельствуют о том, что не менее 2—3% всех послеоперационных нагноений зависят лишь от нарушения основ­ных принципов асептики. В связи с этим весьма важно отметить, что за последние годы некоторые врачи, из-за переоценки бактери­цидной способности антибиотиков, стали несколько пренебрежи­тельно относиться к апробированным хирургической практикой правилам асептики и антисептики и в значительной степени ослабили внимание к ним.

Широкое применение антибиотиков, как известно, привело к воз­никновению резистентных штаммов бактерий, в частности стафило­кокков, которые заражают лечебные учреждения и их персонал и могут вызвать у ослабленных больных после различных операций

1  Подробности см. в главе «Юридические вопросы в практике неотложной
хирургии» В. М.  Хромова в кн.  Неотложная хирургия,  Л.,  1970 г.

2  См. в книгах: С. Я. Ф р е й д л и н. Профилактика травматизма и органи­зация травматологической помощи, Л., 1963; Б. М. Хромов. Хирургическая
помощь в амбулаторно-поликлинических учреждениях,  М.,  1967.


тяжелые и даже смертельные заболевания, о чем говорят многочис­ленные сообщения последних лет (Р. Э. Рудяк, 1960; В. И. Струч­ков, 1967; Davis, 1967, и др.). Эти стафилококковые «эпидемии» («госпитализм») стали столь частыми и опасными, что изучению их были посвящены специальные конференции в Чехословакии, США и других странах. Создаются даже особые комитеты по борьбе с микроб­ными загрязнениями в лечебных учреждениях. Goswell et al. (1958), изучая вопрос о распространении внутрибольничной инфекции, установили, что нарушения правил асептики и контакты медицин­ского персонала с раневым отделяемым больных, устойчивых к анти­биотикам, повели к распространению внутрибольничной инфекции в виде нагноения ран, послеоперационных пневмоний, энтероколи­тов, абсцессов и даже пиемии у больных и пиодермии у медицинского персонала. Можно без преувеличения утверждать, что в настоящее время именно стафилококковая инфекция является основной в воз­никновении воспалительных и нагноительных заболеваний, особенно у детей раннего возраста (С. Я. Долецкий, 1962; А. Л. Либов, 1958; А. Р. Шуринок, 1965).

К этому надо добавить, что персонал хирургических отделений (особенно санитарки) весьма часто сам является бациллоносителем. По данным ряда авторов, от 50 до 88% персонала этих отделений яв­ляются стафилококконосителями (А. Я. Веселов, 1967; И. Р. Дорож-кова, 1965; К. Э. Рудяк, В. М. Святовидова, 1967; Wise, 1962; Briggs, 1960; Macutato, 1962; Williams, 1960, и др.). Необходимо особо подчеркнуть, что количество носителей патогенного стафило­кокка постепенно увеличивается (Pal, Kos, 1963, и др.), а микробы, обнаруженные у больничного персонала, обладают высокой устой­чивостью к антибиотикам (А. М. Маршак, 1964; Altmeier, 1960). Недаром лечебные учреждения рассматриваются как своеобразные «питомники» антибиотикоустойчивых микробов. Ряд исследований показали, что примерно в 50% источником вторичных заболеваний и осложнений у хирургических больных, вызванных антибиотикоустойчивыми штаммами стафилококков, являлся обслуживающий персо­нал, особенно отделений для больных с легочными нагноениями. Помимо медицинского персонала источником внутрибольничной ин­фекции и «палатных эпидемий» могут быть постельное pi нательное белье, халаты персонала и склады грязного белья.

Есть все основания считать, что ослабление внимания к точному и строгому выполнению установленных правил асептики, появление и распространение антибиотикоустойчивых бактерий являются основ­ной причиной внутрибольничных инфекций в хирургических отде­лениях, которые принимают иногда эпидемический характер (Kunz, 1960; Robertson, 1961; Turbull, 1957, и др.). Именно частое возник­новение этих «эпидемий» диктует необходимость самой строгой асептики на всех этапах обслуживания хирургических больных, несмотря на наличие современных антибиотиков, а скорее даже бла­годаря им. Педантичное соблюдение и выполнение правил асептики и антисептики в операционных и перевязочных, помимо всех других

54


санитарно-гигиенических мер, способствует уменьшению опасности распространения антибиотикоустойчивых форм бактерий в лечеб­ных учреждениях. Следует твердо помнить, что в сложной и разно­образной системе хирургической асептики нет мелочей — все в ней представляет определенную значимость, и игнорирование какой-то «мелочи» может сделать безуспешными все остальные более крупные мероприятия.

Нарушение или даже частичное несоблюдение установленных правил асептики и антисептики являются грубейшей и непрости­тельной ошибкой в работе любого учреждения хирургического профиля. Следует особо подчеркнуть, что нарушают асептику чаще всего средний и младший медицинский персонал, а не врачи. Поэтому исключительно важное значение приобретает соответствующая под­готовка персонала и настойчивое проведение в жизнь отделения или клиники принципов асептики.

В целях уменьшения опасности возникновения случаев внутри-больничной инфекции, и в первую очередь стафилококковой, боль­шое значение имеет своевременное выявление бациллоносителей (особенно с антибиотикоустойчивыми формами микробов) среди медицинского персонала и проведения их санации.

Ко всему сказанному надо добавить, что при многих современных, весьма сложных операциях (например, в грудной полости) приме­няются сложные аппараты и инструменты, которые трудно поддаются стерилизации, что создает дополнительные трудности в соблюдении асептики.

Стерилизация белья и перевязочного ма­териала (марли, ваты, бинтов и др.) должна производиться только паром под давлением, т. е. в автоклавах. Стерилизация теку­чим паром, т. е. без давления, как правило, должна считаться оши­бочной, так как спороносные микробы не погибают даже при дли­тельном воздействии пара. Лишь в исключительных случаях, и то вынужденно, может применяться стерилизация в аппаратах с теку­чим паром.

Ошибочно иметь в больнице автоклав, не обеспечивающий мак­симальной суточной потребности всех ее отделений в стерильном материале. При этом следует учесть, что ряд больниц и поликлиник снабжают стерильным материалом прикрепленные к ним другие лечебные учреждения, например здравпункты, не имеющие своих автоклавов. Необходимо строго соблюдать установленные правила эксплуатации автоклавов. Не реже одного раза в год они должны подвергаться детальному техническому осмотру представителями Гостехнадзора с опломбированием манометра автоклава. Отсутствие регулярного осмотра автоклава на предмет его исправности яв­ляется ошибкой, которая может повлечь за собой тяжелые послед­ствия — нарушение асептики и опасность возникновения взрыва вследствие неисправности манометра или предохранительного кла­пана. Следует иметь в виду, что взрыв автоклава грозит смертельной опасностью. Каждый автоклав снабжается форменным паспортом,

55


который должен храниться в автоклавной или у лица, ответствен­ного за эксплуатацию автоклава, и предъявляется контролирующим лицам. Приказом по учреждению назначается работник, ответст­венный за правильную и безопасную эксплуатацию автоклава и своевременный ремонт и периодический осмотр.

Не разрешается, пользоваться, автоклавом в следующих случаях: 1) когда истек очередной срок санитарно-технического осмотра ав­токлава; 2) при наличии хотя бы одного неисправного болта, барашка или ушка у крышки автоклава; 3) при неисправности манометра, предохранительного клапана, водоуказательного стекла и резиновой прокладки в крышке автоклава; 4) если очистка автоклава от накипи и грязи не произведена в установленный срок; 5) если замечена течь котла; 6) если обслуживающий персонал не обучен и не имеет пись­менного разрешения на эксплуатацию автоклавов.

Обогревание автоклавов производится электрическим током, газом или примусами, а также паром, поступающим из котельной. Стерилизация должна производиться только в специально отведен­ной для этой цели комнате («автоклавная» или «стерилизационная»), удовлетворяющей тем особым требованиям, о которых уже говорилось выше (см. стр. 31). Техника стерилизации белья и перевязочного материала более подробно описывается в соответствующих руковод­ствах (А. Н. Зебольд и Н. В. Семенова, 1963; А. М. Массовер, 1960), а поэтому здесь кратко остановимся лишь на некоторых ошибках, до­пускаемых медицинским персоналом при стерилизации в автоклавах.

Когда в результате подогревания автоклава вода в нем закипит и пар заполнит автоклав, то из парового крана начинает выходить сначала воздух, а затем появляется струя пара. После этого закры­вают паровой кран, и давление в автоклаве начинает постепенно по­вышаться. Именно в этот момент чаще всего допускается нередкая ошибка, когда не проверяется работа предохранительного клапана. Для этого необходимо приподнять рычаг этого клапана, из него должна вырваться струя пара, при этом происходит продувание кла­пана. При текучем паре стрелка манометра стоит на нуле. Когда паровой кран закрыт и давление в автоклаве повышается, то это видно по показаниям стрелки манометра. Когда стрелка достигнет черты 1 атм, паровой кран снова открывают и пар выпускают для того, чтобы удалить остатки воздуха и полностью заменить его па­ром. Без этого стерилизация будет ненадежной! Одна из наиболее частых ошибок при стерилизации в автоклаве как раз и заключается в том, что начинают повышать в нем давление без предварительного и полного удаления воздуха из автоклава. Чтобы не увлажнять по­мещения автоклавной операционного блока паром, надо соединить конец парового крана с трубкой и вывести ее через стену, окно или форточку наружу. Когда давление в автоклаве опустится до деле­ния «О», то паровой кран вновь закрывают и снова повышают давле­ние до 1,5 атм. Именно этот момент считается началом стерилиза­ции под давлением, а не момент закрывания парового крана, как это иногда ошибочно считают.

56


Другой нередкой ошибкой является недостаточная продолжи­тельность стерилизации белья и перевязочного материала. Следует требовать и строго следить за тем, чтобы продолжительность стери­лизации была не менее 30 минут при давлении не менее 2 атм и 1 — Wjj часа при давлении меньше 2 атм. Лишь в этом случае будет достигнута вполне надежная стерилизация.

Однако стерильность материала может быть нарушена и после автоклавирования, например при неплотном задвигании боковых круговых пластинок стерилизационных коробок (биксов). Отсутст­вие внимания и постоянного контроля за надежным закрыванием отверстий в биксах может повлечь весьма серьезные последствия. Ошибочно также переносить или перевозить биксы со стерильным материалом, не завертывая их в стерильные наволочки или про­стыни. Столь же ошибочно хранить стерильный материал в одном шкафу с нестерильным — при этом возможна опасная путаница. Следует помнить, что стерильность материала считается надежной не более 3 суток, по истечении которых требуется повторная стери­лизация. При заворачивании материалов или наборов инструментов в клеенку их стерильность может сохраняться дольше.

Наши многочисленные наблюдения свидетельствуют о том, что одной из довольно частых ошибок в области соблюдения правил асеп­тики в хирургических учреждениях является отсутствие контроля за качеством стерилизации, который должен осуществляться по­стоянно и непрерывно, помещая в биксы различного рода порошки (сера, антипирин и др.) и производя бактериологическую проверку стерильности не реже одного раза в декаду. Все ответы, получаемые из бактериологической лаборатории, должны аккуратно подшиваться в специальную папку. Наличие и сохранность их приобретают особое значение при изучении тех или иных послеоперационных осложне­ний, летальных исходов в судебно-медицинских экспертизах.

Говоря о стерилизации белья, следует отметить, что за последнее время идут усиленные поиски антимикробных тканей и изучение возможностей их применения в хирургической практике (Н. С. Плоткина с соавт., 1958).

Стерилизация перчаток производится в автоклаве в отдельном барабане. Их тщательно пересыпают тальком изнутри и снаружи и обертывают марлевой салфеткой, чтобы отделить друг от друга и избежать их склеивания. Ошибочно кипятить перчатки, ибо они быстро приходят в негодность из-за порчи резины. После гнойных операций, перевязок и т. п. перчатки моют горячей водой с мылом и опускают на ночь в дезинфицирующий раствор. Следует иметь отдельные комплекты перчаток для чистых и гнойных опера­ций, которые нельзя смешивать. Нередкой ошибкой является игно­рирование или недооценка существующих способов «холодной сте­рилизации» резиновых перчаток. С этой целью особенно часто при­меняют так называемый «тройной раствор»: карболовая кислота — 3,0, формалин — 20,0 и сода — 15,0 на 1 л воды. Когда перчатки пролежат в этом растворе 3 часа, сестра стерильными руками выни-

57


мает их из раствора, раскладывает на стерильном столе, осушает, пересыпает стерильным тальком и хранит в стерильном барабане обернутыми марлей до их употребления. Для стерилизации перча­ток можно употреблять также 2% раствор хлорамина (15 минут), раствор сулемы 1 : 1000 (30—60 минут), моносепта (1 : 2000), диоцида (1 : 5000) и др. Все эти способы особенно удобны и практичны для работы в перевязочных или в амбулаторных условиях, о чем сви­детельствует опыт многих хирургов, в том числе и наш.

По данным Demmer (1959), при применении различных способов стерилизации перчаток следует иметь в виду, что после пятикратной стерилизации их в автоклаве они в 20% дают разрывы и что после такой стерилизации перчатки, по его мнению, годны лишь для одно­кратного использования. Перчатки же, стерилизованные в дезин­фицирующих растворах, длительное время сохраняют свою прочность и эластичность и могут употребляться многократно — до 50 раз! Учитывая относительную непрочность резиновых перчаток и воз­можность незаметных их повреждений во время операций, не надо подвергать их стерилизации без предварительной проверки их целости.

Стерилизация шовного материала (шелка, кетгута, льняных, бумажных и капроновых нитей и др.) произво­дится одним из способов, которые описываются в любом руководстве по общей хирургии. В настоящее время предложен новый способ сте­рилизации кетгута спиртовым раствором бензохинона, который повышает прочность и в 2 раза удлиняет сроки рассасывания по сравнению с обычным йодированным кетгутом. Такой спирхиноновый кетгут будет выпускаться заводским путем. Однако, каким бы спо­собом стерилизации шовного материала ни пользовались в данном хирургическом учреждении, ошибочно употреблять его без предва­рительной проверки стерильности путем бактериологического иссле­дования.

Ошибочно хранить стерильный шелк или другой шовный мате­риал в банках, не меняя находящегося там спирта или какого-либо антисептического раствора, — они должны меняться каждые 10 дней. Заливая новой порцией спирта, лигатурный материал вновь подвер­гают бактериологическому исследованию. На банках с шовным материалом должны быть этикетки с четкими отметками о дате при­готовления, дате и номере бактериологического контроля. Отсутст­вие этих данных является ошибкой.

В условиях амбулаторной хирургии могут применяться шелк и кетгут фабричного изготовления и стерилизации, отпускаемые в запаянных ампулах или герметически закупоренных пробирках. Ошибочно употреблять поврежденные ампулы или пробирки. В целях предупреждения микробного загрязнения в момент извлечения шелка или кетгута ампулы или пробирки за час до операции необ­ходимо погрузить в раствор сулемы (1 : 1000) или в спирт.

Стерилизация хирургического инстру­ментария чаще всего производится путем кипячения в стери-

58


лизаторах. Перед стерилизацией следует подвергать инструменты механической очистке — мытью мылом в теплой воде. Особое внима­ние уделяется механической очистке и последующей стерилизации особо сложных инструментов и аппаратов, употребляемых, например в грудной хирургии, для автоматического (механического) сшивания органов и тканей и т. п. Подготовленные наборы инструментов кладут на сетку стерилизатора. Во избежание возникновения «на­кипи» на инструментах на дно стерилизатора надо положить тонкий слой ваты, разреженной в виде крупноячеистой сетки и зашитой в марлю. Вату кладут из расчета 1—3 г на 1 л воды в зависимости от «жесткости» последней. Соли, выпадающие при кипячении, осе­дают на вате, а не на инструментах, и тем самым предупреждается их порча (Е. Н. Шулейкина, 1953).

Ошибочно стерилизовать инструменты в чистой воде — это следует производить в 1—2% растворе соды, который повышает точку кипе­ния воды и предохраняет инструменты от ржавчины. Не следует погружать инструменты в холодную воду — их опускают лишь в ки­пящую, которая должна покрывать инструменты полностью. Точно так же стерилизуются иглы и проволока для швов.

Одна из частых ошибок при стерилизации инструментов — это недостаточное пребывание их в кипящей воде или определение про­должительности их стерилизации «на глазок», а не по часам. Следует помнить, что полная стерилизация инструментов достигается лишь после 20—30 минут непрерывного кипячения воды, начало которого следует отмечать только по часам. После погружения инструментов в кипящую воду последняя, разумеется, перестает кипеть. Поэтому отсчет начала стерилизации необходимо вести с момента нового закипания воды, а не с момента погружения инструментов. Другая нередкая ошибка при стерилизации инструментов состоит в том, что при непрерывной работе в операционной и особенно в перевязочной инструменты, бывшие в употреблении, после их обмывания все время погружаются в стерилизатор. В результате такой непрерывной сте­рилизации и погружения в стерилизатор все новых и новых инстру­ментов невозможно судить о том, какой из них уже простерилизован, а какой еще нуждается в дальнейшей стерилизации. Для предупреж­дения подобной ошибки отработанные инструменты необходимо соби­рать и полностью стерилизовать лишь определенными «порциями». Лишь после извлечения их из стерилизатора туда погружают очеред­ную порцию инструментов. Инструменты, загрязненные гноем, должны подвергаться непрерывному кипячению в течение 45 минут, а инструменты, загрязненные анаэробными микробами, сначала по­гружают в раствор антисептика (2—5% раствор карболовой кислоты или др.) на несколько часов, а затем стерилизуются дробным кипя­чением в течение 2 часов. Инфицированные по ходу операции инстру­менты ошибочно класть в шкафы без предварительного их мытья и стерилизации.

Режущие инструменты (скальпель и др.) не следует стерилизо­вать кипячением — они стерилизуются путем погружения их в спирт

59


на срок не менее 2—3 часов. Для такой «холодной» стерилизации инструментов могут применяться также «тройной раствор», раствор моносепта (1 : 2000), хлорамина, диоцида (1 : 5000) и др.

Немало ошибок допускается при стерилизации шприцев. Они должны стерилизоваться только в разобранном виде. Все иглы, шприцы и стеклянные стаканчики (например, для местной анестезии новокаином или др.) укладываются на сетку стерилизатора, не в кипящую воду, как это делается с инструментами, а в холодную или слегка подогретую воду — иначе стекло шприцев легко ло­пается. Ошибочно стерилизовать шприцы и иглы к ним вместе с дру­гими инструментами. Их следует стерилизовать отдельно от осталь­ного инструментария в дистиллированной воде без добавления соды или в физиологическом растворе в течение 15—20 минут. Собирать шприцы следует лишь после охлаждения их частей. Иглы надо кипя­тить с мандренами во избежание их засорения.

Стерилизация резиновых катетеров, тру­бок и дренажей достигается кипячением в течение 10—15 ми­нут. Полужесткие (шелковые, лакированные) катетеры нельзя сте­рилизовать кипячением — их стерилизуют в особых стеклянных цилиндрах с притертой крышкой, где они подвешиваются и подвер­гаются действию паров формалина в течение 2 суток. На дно цилиндра помещают 2—3 формалиновые таблетки или наливают в цилиндр 25—30 мл чистого формалина. Перед употреблением катетеры обмы­вают физиологическим раствором.

Приборы с оптической системой (цистоскопы, уретроскопы и т. д.) не следует подвергать кипячению или автокла-вированию, так как они сразу портятся и приходят в полную негод­ность. Наилучший и безопасный способ обеззараживания таких приборов состоит в том, что их многократно обмывают раствором оксицианистой ртути в разведении 1 : 1000. После извлечения из раствора инструмент обтирают спиртом и физиологическим раство­ром, не касаясь руками оптической части. Эти же приборы можно также стерилизовать парами формалина, как резиновые катетеры.

Особое внимание следует уделить стерилизации щеток, упот­ребляемых для мытья рук, так как бактериологический контроль за «стерильными» щетками часто показывает их бактериальную загряз­ненность (по данным Е. Г. Кашкиной и Е. Г. Цуриновой — в 40%!). Поэтому после употребления щетки должны находиться в дезинфи­цирующем растворе 2—3 часа, и лишь после этого их стерилизуют кипячением.

Надежность стерильности хирургического инструментария дол­жна проверяться путем бактериологических исследований не реже одного раза в декаду. Игнорирование этого правила является ошиб­кой.

Говоря об асептике, нельзя умолчать о том, что источником инфицирования больных в операционной могут служить наркозные аппараты. В литературе уже описано немало случаев экзогенной инфекции этими аппаратами, особенно при интратрахеальном нар-

60


козе. Поэтому после употребления наркозных аппаратов их съемные металлические части и резиновые детали должны подвергаться сте­рилизации и дезинфекции. Введение и удаление интубационной трубы следует производить в стерильных перчатках.

В системе мероприятий по профилактике раневой инфекции при оперативных вмешательствах особое место занимает специальная подготовка рук хирурга и других участников опера­ций, что зависит от постоянного инфицирования рук и трудности их дезинфекции.

При подготовке рук к операциям наиболее частыми ошибками являются: 1) недостаточный уход за руками; 2) дополнительное их инфицирование; 3) несистематическая и беспорядочная обработка рук непосредственно перед операцией; 4) ошибки при применении резиновых перчаток и 5) недостаточный контроль за качеством под­готовки рук участников операций.

Руки хирурга и его помощников должны быть постоянно готовы для производства операций. В связи с этим особое значение при­обретает уход за руками и ногтями у медицинского персонала и профилактика их повреждений. Уместно напомнить, что если на здоровой коже рук обнаруживается лишь около 10% патогенных микробов, а остальные составляют сапрофиты, то при наличии раз­личных повреждений и воспалительных явлений патогенная флора рук увеличивается в несколько раз! Вот почему не следует опериро­вать хирургу, руки которого имеют даже незначительные повреж­дения или воспалительные процессы. Это, разумеется, относится и к другим участникам операции. После операций и на ночь следует обрабатывать руки средствами, смягчающими кожу, например сле­дующим составом: глицерин, спирт, нашатырный спирт и дистилли­рованная вода в равных частях.

Чуть ли не повседневной ошибкой является дополнительное инфицирование рук хирурга (в том числе и весьма патогенной фло­рой) в процессе медицинской работы, например при пальпации краев инфицированных ран (следует помнить, что кожа вокруг инфицирован­ной раны заражена соответствующей микрофлорой на протяжении 20— 30 см и более), гнойников и т. п., при обследовании пальцами поло­сти рта больного и т. д. Все это необычайно осложняет последующую подготовку рук к операциям и делает ее менее эффективной. Поэтому все манипуляции, исследования и операции, связанные с возможным дополнительным инфицированием рук хирурга, должны произво­диться лишь руками, на которые надеты резиновые перчатки. В край­нем случае пальпацию инфицированных участков можно произво­дить через 2—3 слоя марли. Следует считать правилом, что если руки хирурга были загрязнены гноем, то он должен воздержаться от операций в течение не менее 6—7 дней, так как бактериальная флора находится в устьях сальных и потовых желез.

Бессистемная, беспорядочная обработка рук к операциям — также не столь уже редкая ошибка в повседневной хирургической практике, как показывают и наши наблюдения. Наибольшим рас-

61


пространением пользуется обработка рук по способу Спасокукоц­кого — Кочергина. Часто применяемая при этом способе стерили­зация тазов для мытья рук пламенем горящего спирта является ошибочной, так как вследствие кратковременности не дает желае­мых результатов и, кроме того, вызывая трещины таза, содействует задержанию микробов в них. Простой и надежный способ стерили­зации тазов следующий: в один таз наливают горячую воду и закры­вают другим тазом и воду подвергают кипячению, при этом один таз стерилизуется горячей водой, а другой — паром. После этого их обрабатывают каким-либо антисептическим раствором (Е. Г. Каш-кина и Е. Г. Цуринова, 1962). Еще лучше стерилизовать тазы в ав­токлаве.

За последнее время для обработки рук медицинского персонала особенно рекомендуется гексахлорафеновое мыло, применение кото­рого в течение 2 минут снижает количество микробов на 97—99%. Преимущества применения этого мыла настолько велики, что за ру­бежом оно почти вытеснило обычную методику обработки рук (В. И. Вашков, Н. Д. Сухарева и Е. К. Чадова, 1960; Growder, 1967; Sproszig, 1969, и др.). Помимо этого рекомендуются и другие способы обработки рук хирургов и операционного поля: раствором грами­цидина в спирту (Н. Ф. Бондаренко, 1958), 0,1—0,2% раствором порошка «Новость» (Е. Н. Мешалкин и М. А. Миловидова, 1960), хлорамином с едким натрием (В. А. Макаренко, 1961), диоцидом (Г. Н. Першин с соавт., 1955; Э. М. Оснос, 1960), 3% раствором но-восепта (С. П. Ерофеева, 1967; А. П. Колесов, 1966; Ф. X. Кутушев с соавт., 1967; Ф. Г. Углов, 1968), продуктами электролиза 3% раствора хлористого натрия (Б. А. Никитин и Л. А. Винник, 1965) и другими.

Большинство существующих способов подготовки рук хирурга к операции, как известно, заканчивается обработкой рук спиртом. Это очень важный этап обработки рук, направленный на дубление кожи с целью максимально уменьшать выпотевание микробной флоры из глубины потовых и сальных желез. Поэтому ошибочно недооценивать этот очень важный этап обработки рук; следует и тща­тельно обтирать их спиртом, не жалея последнего.

Для полной асептичности рук после их обработки (по любому способу) на них надевают стерильные резиновые перчатки. При употреблении последних в свою очередь, допускается ряд ошибок: 1. Употребление перчаток, не соответствующих по размерам вели­чине рук хирурга. Узкие перчатки уже вскоре после их надевания сдавливают пальцы, вызывая потерю осязания и онемение, а слиш­ком широкие перчатки, помимо неудобства работы в них, часто повреждаются замками инструментов. Поэтому каждый хирург должен знать номер (размер) перчаток для своих рук и употреблять только их. 2. Надевание перчаток, припудренных тальком, на влаж­ные или мокрые руки, что часто ведет к разрыву перчаток. Послед­ние следует надевать лишь на сухие руки. 3. Игнорирование или не­дооценка повреждений перчаток в процессе самой операции. В связи

62


с этим уместно напомнить, что разрывы перчаток во время операции наблюдаются весьма часто — в 20—23% (В. М. Глухова, 1956; Lichtmann, 1950) и даже в 60% (Martin, 1959). Малейшее поврежде­ние перчаток по ходу операции опасно и является показанием к их немедленной смене, в процессе которой руки хирурга обрабатываются спиртом. По ходу операции с перчаток периодически смывают кровь физиологическим раствором хлористого натрия или 0,594 раствором нашатырного спирта и обрабатывают их спиртом.

Особого рассмотрения требует вопрос о припудривании резино­вых перчаток тальком. В последние годы все чаще и чаще появляются сообщения о так называемых тальковых гранулемах, возникающих при попадании талька из разорванных перчаток в различные ткани и особенно в брюшную полость. Установлено, что тальк, попавший в операционную рану, оказывает на ткани не только механическое, но и химическое воздействие, в результате чего и возникают своеоб­разные гранулемы и спайки. Эти «тальковые гранулемы» могут симу­лировать ампутационные невромы, келоидные рубцы, лигатурные и туберкулезные свищи, послеоперационные инфильтраты, рецидивы и метастазы опухоли, а иногда являются причиной возникновения спаечной кишечной непроходимости.

Вообще следует помнить, что «хирургический талькоз» (П. П. Дви­жков) может симулировать различные заболевания органов брюшной полости (В. М. Глухова, 1956; Ф. Г. Клебанов и В. И. Бычков, 1961; В. П. Рой, 1966; Antopol, 1960; Demmer, 1959; Stacher, 1961, и др.). К сожалению, возможность возникновения «тальковых гра­нулем» мало известна хирургам и недооценивается ими, что является ошибочным. Следует настойчиво рекомендовать при разрыве перча­ток по возможности предупреждать попадание талька в операцион­ную рану и особенно в брюшную полость. Предлагаемые за рубежом различные «резорбируемые пудры» не оправдали возлагавшихся на них надежд, так как и при их попадании в брюшную полость иногда возникают «гранулематозные перитониты». Более рациональным является другое предложение ряда авторов, настаивающих на запре­щении применять тальк в операционных; вместо талька они реко­мендуют перед надеванием перчаток увлажнять руки смесью глице­рина со спиртом (В. М. Глухова и др.). Кроме того, можно пользо­ваться стерилизацией перчаток в дезинфицирующих растворах или, в крайнем случае, кипячением. Эти предложения заслуживают вни­мания и изучения.

Наконец, одной из нередких ошибок в хирургической практике является недостаточный контроль за качеством подготовки рук хирургов и других участников операций. Правильность и надеж­ность подготовки рук к операциям должны проверяться не реже 1 — 2 раз в месяц у всех участников операций путем бактериологиче­ских исследований (посев с подготовленных к операции рук).

Подготовка операционного поля обычно со­стоит из сбривания волос, обтирания кожи этого участка ватными или марлевыми шариками, вначале смоченными бензином, а затем

63


спиртом, и последующего двукратного смазывания участка 5—10°6 йодной настойкой. При применении этого общеупотребительного способа иногда допускается ряд ошибок. Во избежание появления возможных фолликулитов бритье волос целесообразно производить не накануне операции (как это чаще всего и делается), а утром в день операции. Сбривать волосы следует на достаточно большом участке кожи, например при лапаротомиях — от сосков до паховых складок и т. п.

У детей и больных с нежной кожей ошибочно применять обычные растворы йодной настойки: во избежание ожогов у них должны упот­ребляться более слабые ее растворы. Столь же ошибочно применять йодную настойку у больных, которые не переносят ее, так как в этих случаях может возникнуть раздражение кожи или дерматит. Поэтому всегда необходимо спросить у больного о том, как он переносит применение йодной настойки. При указании на повышенную чувст­вительность вместо нее следует применять смазывание операцион­ного поля 1 % спиртовым раствором бриллиантовой зелени или 5% спиртовым раствором танина (по А. М. Заблудовскому). Сопри­касающиеся поверхности кожи и передняя поверхность шеи после обработки их йодной настойкой обтираются спиртом. При пересадке кожи операционное поле обрабатывается только спиртом. За послед­нее время в некоторых клиниках при подготовке операционного поля применяют специальные пластмассовые пленки, наклеиваемые на кожу в области операционного поля.

Если операция производится под наркозом, то ошибочно начи­нать обработку операционного поля до окончания периода возбуж­дения у больного, так как в этом периоде операционное поле может быть вновь загрязнено и приходится обрабатывать снова. Слизистую оболочку полости рта, влагалища, анальной части прямой кишки обмывают или прополаскивают слабыми растворами антисептиков и смазывают 5% настойкой йода.

Ошибочно производить «плановую» операцию при наличии каких-либо патологических процессов в области операционного поля (дер­матиты, фурункулы, язвы и др.). В подобных случаях операцию следует отложить до полной ликвидации этих процессов и опериро­вать спустя лишь 2—3 недели. При неотложных операциях необхо­димо принять все возможные меры по изоляции патологического про­цесса или уменьшению опасности заражения операционной раны пу­тем иссечения, прижигания, местного применения антибиотиков и антисептических растворов.

Говоря об асептике и антисептике, нельзя обойти молчанием не­которые ошибки, допускаемые в отношении антисептических веществ. В этом вопросе прежде всего следует отметить ошибочное отношение многих хирургов к суль­фаниламидным препаратам, которые в последние годы вследствие широкого распространения антибиотиков почти перестали приме­няться. В связи с этим уместно напомнить, что, по наблюдениям мно­гих авторов, сульфаниламидные препараты в настоящее время в

64


связи с возникновением многочисленных антибиотикоустойчивых форм микробов зачастую являются более эффективными, чем анти­биотики (Ficarra, 1962, и др.).

Ошибочно игнорировать и недооценивать и ряд других новых антисептических препаратов. К ним относится, например, фурациллин, который эффективен по отношению к пенициллино- и суль-фаниламидоустойчивым формам микроорганизмов (М. Ф. Богатырев 1958; С. А. Гиллер, 1962; С. Г. Могильницкий, 1960, и др.). При отсутствии антибиотиков фурацилин может заменить их. Особенно удобен он в амбулаторной практике, так как растворы фурацилина длительно сохраняют свои антибактериальные свойства.

Подготовка к операции. Обычно накануне дня опе­рации операционной сестре передается список с указанием фамилий больных, назначенных на операцию, диагноза заболеваний, харак­тера операций, часа начала каждой, ее участников и вида обезболи­вания. При необходимости хирург сообщает сестре дополнительные сведения об операции. В соответствии с этим планом и ведется вся подготовительная работа.

Ошибкой хирурга будет, если он не предупредит сестру о необхо­димых инструментах для редко производимой операции. Столь же ошибочно не проверить исправности наркозной и другой аппара­туры, наличия необходимых наркотических веществ или обезболиваю­щих растворов и проч. Накануне операции мебель, столы, лампы вы­тирают влажным полотенцем, смоченным в дезинфицирующем раст­воре.

В день операции операционная сестра и остальной обслужи­вающий персонал должны быть на месте за 1—1V2 часа до начала операции. Операционная сестра прежде всего должна прове­рить наличие необходимого количества белья, перевязочного и шовного материала, инструментов, наркотических и анестезирую­щих веществ и начать необходимую подготовку к предстоящей операции.

Подготовка участников операции. Следует указать, что целый ряд заболеваний (лихорадочные, болезни полости рта и носа, гнойные процессы и др.) исключают возможность для любого из участников операции принимать участие в операции, и даже присутствие их в операционной является большой ошибкой, иногда чреватой тяжелыми последствиями.

Желательно, чтобы все работающие в операционной перед входом в нее переодевались в специальную хлопчатобумажную одежду и туфли, в которых запрещается выходить куда-либо из операционного блока. Посетители операционной должны надевать бахилы или высо­кие галоши. Некоторые авторы не без основания указывают на необходимость специальной легко дезинфицируемой обуви для ра­боты в операционной, так как обычная обувь практически не дезин­фицируется и может явиться причиной инфекции.

Следует считать ошибкой, если хирург не проверит готовность к операции.

65


Подготовка к операции хирурга, его помощников и операционной сестры состоит в обработке (дезинфекции) рук и надевании стериль­ного халата, маски и перчаток.

Уместно указать на ряд ошибок, наблюдаемых при употреблении хирургических масок. Прежде всего надо отметить, что применение распространенной двухслойной марлевой маски следует отнести к числу частых ошибок, если учесть, что она пропускает более 50% выделяемых человеком микробов (С. П. Шастин, 1952, и др.). Необ­ходимо употреблять лишь 4-слойные марлевые маски, пропускающие значительно меньшее количество микробов. Пропитывание масок вазелиновым маслом, как это рекомендовал С. П. Шастин, не нашло себе применения и значительно затрудняет дыхание. В последнее время рекомендуют маски из синтетических волокнистых тканей (пропилен, искусственный шелк и др.), обладающие лучшими защит­ными свойствами, чем 4-слойные марлевые маски (Madsen, 1967).

Другой довольно распространенной и не безопасной ошибкой при употреблении масок является такое их положение на лице хирурга или других участников операции, при котором они закры­вают лишь ротовое, а носовые отверстия остаются неприкрытыми. Маска должна укрепляться на лице так, чтобы полностью закрывать ротовое и носовые отверстия, — без соблюдения этого правила при­менение маски не достигает желаемой цели. Недопустимо, чтобы пряди волос выбивались из-под косынки.

Ошибочно доставлять очередного больного в операционную, когда там еще не закончилась предыдущая операция, не произве­дена уборка и не подготовлено все необходимое для следующей опе­рации. Больной должен приглашаться в операционную лишь тогда, когда там все готово к операции и хирург и его помощники вымыли руки. Больной не должен видеть окровавленного белья или слышать стоны оперированного больного и т. п.

Все оперативные вмешательства должны производиться в лежа­чем положении больного. Ошибочно даже самые небольшие опера­ции (например, разрезы при панарициях и т. п.) производить в си­дячем положении больного. При укладывании больного на опера­ционный стол необходимо уложить его в такое положение, которое не вызывало бы переутомления и не вело к каким-либо осложнениям и в то же время создавало максимальные удобства для хирурга при производстве операции. Ошибкой будет, когда руки больного привя­зывают к операционному столу, не проверив положения плеча, — прижатие последнего к краю стола может вызвать парез или даже паралич лучевого нерва. Чаще всего больной лежит горизонтально на спине или в другом положении по указанию хирурга. Под голову больного подкладывается небольшая подушка. Следует подчеркнуть, что длительное вынужденное и нефизиологическое положение боль­ного на операционном столе способствует снижению жизненной ем­кости легких и возникновению ряда осложнений.

Для предохранения операционного поля и оперирующих от воз­можного загрязнения (при кашле или рвоте больного) ошибочно не

66


отгораживать лицо больного от операционного поля салфеткой или полотенцем, подвешенными на поперечную раму, прикрепленную к операционному столу.

Вся работа в операционной должна протекать при самом строгом соблюдении правил асептики не только непосредственными участ­никами операции, но и всеми присутствующими в операционной. Известно, что во время работы в операционной резко возрастает количество микробов в воздухе — на 100—110 и более процентов по сравнению с исходными данными (Е. Г. Кашкина и Е. Г. Цуринова, А. Д. Очкин, Н. П. Шастин и др.). Среди микрофлоры опера­ционной часто высеваются гемолитические стафилококки и другие патогенные микробы, представляющие большую опасность для опе­рационных ран. Поэтому необходимо следить за бактериальной загрязненностью воздуха операционной. С этой целью его необхо­димо не реже одного раза в месяц подвергать бактериологическому исследованию. Поэтому вопрос о дезинфекции операционной (и пере­вязочной) приобретает весьма важное значение.

В операционных с кондиционированным воздухом патогенная микрофлора отсутствует, так как в системе кондиционера происходит постоянная и непрерывная дезинфекция проходящего циркулирую­щего воздуха. Однако кондиционирование воздуха в операционных не всегда имеет место. Поэтому с целью дезинфекции воздуха опера­ционной или перевязочной весьма целесообразно применение экра­нированных бактерицидных ультрафиолетовых ламп (БУВ-15 и БУВ-30), включая их за 1—2 часа во время операции и на 1 час после нее. Каждая бактерицидная лампа обеспечивает «стерильную зону» в радиусе 1—1,5 ж2. При употреблении бактерицидных ламп бактериальная загрязненность воздуха операционных не увеличи­вается или даже уменьшается на 50—80%, поэтому применение бак­терицидных ламп повышает асептичность условий для проведения хирургических операций (Н. П. Шастин, Г. А. Жуков, 1962, и др.).

При отсутствии бактерицидных ламп дезинфекцию воздуха операционной можно обеспечить и более простым способом — парами молочной кислоты. Для обработки помещения парами молочной кислоты в нем устанавливают электрическую плитку, а на расстоянии 20 см над ней — кольцо от бунзеновского штатива, на которое кладут кружок фильтровальной бумаги. На филь­тровальную бумагу наносят пипеткой молочную кислоту (пищевую концентри­рованную) из расчета 0,01—0,015 мл на 1 м3 воздуха помещения. Электрическую плитку включают на 20—30 минут. При значительных размерах помещения испарение молочной кислоты следует производить одновременно в нескольких точках. Обработка операционной парами молочной кислоты производится за 8—10 часов до начала работы и непосредственно перед ней. За последнее время в некоторых клиниках для стерилизации воздуха операционных стали применять особые ультразвуковые установки (фильтры).

Вся работа в операционной должна протекать спокойно, без не­нужной торопливости или, наоборот, неоправданной медлительности. Весь персонал во время операции работает молча, и все распоряже­ния отдаются вполголоса или шепотом. Громкий разговор в опера­ционной следует отнести к числу существенных ошибок поведения

67


медицинского персонала. Движения персонала должны быть лишь самыми необходимыми. Приказания хирурга выполняются немед­ленно и беспрекословно. Для этого необходимо не только хорошо владеть техникой своевременной, быстрой и правильной подачи инструментов и др., но и иметь достаточно полное представление о всех этапах производимой операции. Нормальный ход операции и ее продолжительность в значительной мере зависят от знаний, опытности операционной сестры и ее умения. Опытные помощники и операционная сестра хорошо знают, что и в какой момент операции потребуется хирургу, и уже заранее подготавливают все необходи­мое. Ошибкой хирурга будет, если он при производстве какой-либо редкой операции предварительно не ознакомит сестру с ходом опе­рации.

Подавать инструменты хирургу лучше всего корнцангом или рукой, соблюдая основное правило: к той части инструмента, кото­рая касается раны, не должна прикасаться рука ни сестры, ни хирурга. Если операция длится долго, рекомендуется уже исполь­зованные инструменты вновь кипятить, чтобы всегда иметь наготове свежестерилизованные. Ошибочно использованные хирургом или его помощниками инструменты передавать обратно операционной сестре — их необходимо подвергать стерилизации. Перевязочный материал лучше подавать пинцетом или корнцангом. После разреза хирург обычно обкладывает рану компрессами, которые нужно иметь наготове. Все виды лигатур нужно всегда иметь под рукой. Для лигирования сосудов следует подавать хирургу нити достаточной длины; особенно это касается кетгута, который скользит (около 20 см). При лигировании сосудов в глубине нити должны быть еще длиннее.

Помимо непосредственного участия в операции операционная сестра должна все время следить за всей окружающей обстановкой в операционной, не допуская нарушения правил асептики в опера­ционной и принимая срочные меры по устранению допущенных де­фектов. Надо помнить, что при производстве операции нет мело­чей — любое нарушение асептики может привести к плохим и даже пагубным последствиям для больных. В частности, операционная сестра не должна загрязнять своих рук во время операции, напри­мер при вскрытии гнойных полостей; не должна убирать руками использованные инструменты, а пользоваться для этого корнцангом; следить за тем, чтобы использованные инструменты не попали снова на инструментальный стол.

Ошибочно халаты, колпаки, маски и перчатки, снимаемые после операции, бросать в беспорядке куда попало, их необходимо класть в определенное место. Перевязочный материал, бывший в употребле­нии, если он не загрязнен гноем, можно вновь простерилизовать и после соответствующей обработки из операционной передать в пере­вязочную. Чтобы удалить с марли кровь, ее погружают в раствор нашатырного спирта или другие выщелачивающие растворы, затем марлю кипятят, стирают в мыльном растворе, высушивают и стери­лизуют.

68


В системе асептических мероприятий весьма большое значение имеет вентиляция операционной, и недооценка ее является большой и частой ошибкой. Достаточно для примера со­слаться на данные Уильямса и других авторов, согласно которым улучшение системы вентиляции в операционной снизило частоту инфекционных осложнений с 9 до 1 %. Особое значение вентиляции операционной в уменьшении патогенной микрофлоры отмечают также В. Я. Брайцев (1960), Ross (1960), Taylor (1961) и др. Поэтому рациональная вентиляция или систематическое проветривание опе­рационной являются совершенно обязательным мероприятием.

По окончании операции производится влажная уборка опе­рационной. Один раз в неделю, в свободный от операций день, производят генеральную уборку с тщательным мытьем всех предме­тов, стен, пола и потолка дезинфицирующим раствором (раствор сулемы 1 : 1000 или 2% раствор хлорамина) и горячей водой с мы­лом. Весьма полезна обработка операционной отработанным паром из автоклавов. Обработку операционной паром производят обычно за 12 часов до начала ее работы. В последнее время для стерилиза­ции операционной в некоторых клиниках с успехом применяют но­вый препарат — бетапропиолактон, обладающий сильнейшим вирусоцидным действием, а также и различные методы газовой стерили­зации (парами окиси этилена, бромистого метила и др.), которая обес­печивает надежное обеззараживание сложной аппаратуры, наркоз­ной техники и проч.

Работа в перевязочной отнимает значительную часть рабочего времени хирурга и его помощников, а поэтому ее ор­ганизации следует уделить необходимое внимание. Перевязки боль­ным делает сам хирург или под его наблюдением перевязочная сестра.

Прежде всего следует помнить, что работа в перевязочной должна происходить с соблюдением всех правил хирургической асептики, и игнорирование или недооценку этого положения нужно считать большой ошибкой. Следует помнить, что именно через перевязочную проходит много больных с гнойной инфекцией, и передача ее другим больным более реальна, чем, например, в операционной. Однако, учитывая, что, например, во время амбулаторного приема больных медицинская сестра перевязочной должна выполнять весьма разно­образные обязанности, то не всегда следует требовать, чтобы она производила все перевязки, обрабатывая руки по всем правилам асептики. Вместо обработки рук можно либо надевать стерильные резиновые перчатки, либо научить медсестру производить всю ра­боту только с помощью инструмента.

После окончания перевязок производится тщательная влажная уборка перевязочной, а один раз в неделю — генеральная уборка. Один раз в месяц требуется производить исследование бактериоло­гической загрязненности воздуха перевязочной. Говоря об этом, следует напомнить о большой бактериальной загрязненности перевя­зочных в процессе работы в них. Так, по данным Н. П. Шестина, из 1 м3 воздуха чистой перевязочной до работы высевалось в среднем

69


420 колоний, во время перевязок — 18000, а к концу рабочего дня — 19300! Поэтому санация воздуха перевязочных должна произво­диться систематически. Игнорирование этого требования является ошибкой.

Заготовка перевязочного материала (марли, бинтов, ваты и др.) обычно производится сестрой перевязочной, а стерилизация его — персоналом центральной автоклавной или одной из сестер перевя­зочной. После дневной работы в перевязочной обязательно остав­ляется запас материала для срочных перевязок.

В заключение следует подчеркнуть, что заведующие хирургиче­ским отделением и старшая операционная сестра больницы являются лицами, ответственными за состояние асептики.

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  1  2  3  4  5  ..