Взаимодействие военного психолога с другими должностными лицами

  Главная       Учебники - Военное дело      Прикладная военная психология (Караяни А.Г., Сыромятников И.В.) - 2006 год

 поиск по сайту

 

 

 

 

 

 

 

  

 

 

содержание   ..  10  11  12  13  14  15 

 


3.4.

Взаимодействие военного психолога с другими должностными лицами

 


В решении задач психологической работы участвуют различные субъекты. Каж­дый из них выполняет свои специфические функции. Вместе с тем успех этой рабо­ты может быть обеспечен лишь совместными, хорошо скоординированными уси­лиями всех ее участников. Это предполагает сочетание следующих методических уровней организации и проведения мероприятий психологической работы:
а) уровень применения методов и процедур специального психологического
изучения и воздействия, осуществляемых квалифицированным специалис­
том — психологом воинской части;
б) уровень мероприятий, реализуемых должностными лицами в рамках тради­
ционной организаторской, воспитательной деятельности и обучения воен­
нослужащих на основе учета информации, полученной от психолога воин­
ской части [171].
Таким образом, особую значимость приобретает вопрос взаимодействия пси­холога как основного специалиста в воинской части с другими субъектами психо­логической работы, непосредственно осуществляющими воспитание и обучение подчиненного личного состава. В иерархии этих взаимоотношений можно выде­лить как минимум четыре типа связей: отношения с должностными лицами пол­ка; отношения с военнослужащими и членами их семей; отношения с офицерами подразделений; отношения с другими психологами и специалистами (медицин­ские работники, социологи, социальные работники, юристы).
Профессиональное пространство взаимодействия для военного психолога мо­жет быть представлено, следовательно, как социотехническая система, объединя-

ющая субъектов, взаимодействующих по поводу решения конкретной проблемы [171]. Модель такого взаимодействия показана на рис. 1.7.
Основанием для выделения типов и форм взаимодействия является понимание психолога как субъекта служебно-профессиональнои деятельности, включенного в деятельностную кооперацию различных субъектов психологической работы, в которой определенному виду «заказа» на обеспечение необходимой продуктивной основы его деятельности соответствуют реализуемые психологом профессиональ­ные позиции (исполнитель, исследователь, управленец, проектировщик).
При этом позиция «исполнитель» отражает служебную составляющую его ак­тивности, направленную на выполнение распоряжений командования и обязан­ностей по службе.
Позиция «исследователь» в качестве продуктной основы подразумевает пси­хологический диагноз как результат работы по изучению психологических фак­торов воинской деятельности и психологических характеристик личного состава, включающий психологическую характеристику объекта изучения, прогноз его возможного развития, рекомендации и предложения по его оптимизации.
Позиция «управленец» реализуется посредством применения специальных психологических процедур и средств по разрешению психологических проблем военнослужащих и гражданского персонала, а также путем оказания методиче­ской помощи должностным лицам при проведении различных мероприятий по воспитанию и обучению личного состава.
Позиция «проектировщик» предусматривает участие психолога не только в разработке специальных психологических средств (методики, приемы, техники и т. п.), но и в проектировании различного рода нормативных документов, разра­батываемых в части по вопросам психологической работы, а также проектирова­нии условий, обеспечивающих эффективность проводимых мероприятий.
Каждый из субъектов психологической работы, реализуя тот или иной тип при­сущей (характерной) ему деятельности, является также выразителем определен­ной профессиональной позиции по отношению к общей для всех решаемой про­блеме. Основой для определения «своей» профессиональной позиции выступает нормативно предписанный способ действий с объектом, нуждающимся в перево­де его в новое качество функционирования. Таким объектом может, например, являться военнослужащий, нуждающийся в оказании ему психологической по­мощи. Допустим, в результате проведенной предварительной работы психолог определил те условия, которые могут способствовать разрешению имеющейся у человека проблемы. Но создание этих условий во многом зависит и от других людей (кроме самого психолога и данного военнослужащего).
Таким образом, определение потенциального круга лиц, которые могут помочь в данном вопросе, может быть расширено за счет привлечения других специа­листов, представителей воинского коллектива, родственников и знакомых, должностных лиц и т. п. Возникающая в таком случае (по поводу помощи конк­ретному человеку) профессиональная кооперация заинтересованных участников рассматривается как единый процесс преобразования «исходного материала» в новое качество, в котором один участник кооперации заинтересован в определен­ном продукте деятельности другого.





 

Например, для более плодотворной работы с военнослужащим (клиентом) не­обходимо понимание особенностей ситуации должностными лицами подраз­деления, в котором служит этот воин, и соответствующие шаги с их стороны (неразглашение информации, создание щадящего режима деятельности, пере­вод на другую специальность, в другое подразделение и т. п.).

Развитию кооперации способствует появление затруднения, для снятия кото­рого необходима новая деятельность. Таким образом, затруднения, делающие не­возможным продолжение одного типа деятельности, выступает в известной сте­пени заказом на появление другой деятельности и служит для нее исходным материалом.

Так, в кооперативной деятельности типичные затруднения «исполнителя» мо­гут быть учтены в нормативных документах, фиксирующих внеситуативную норму, и сняты (т. е. устранены, преодолены) самим исполнителем (рис. 1.8). Если же затруднение не встречалось ранее в практике конкретного исполните­ля либо требуется согласовать его деятельность с деятельностью других испол­нителей, он вынужден обращаться к управленцу, который помогает снять дан­ное затруднение на основе анализа конкретной ситуации и учета имеющихся нормативных оснований.

 


 

 

 

Поиск конкретной причины типового затруднения, вызванного невозможностью осуществлять деятельность в рамках исходных нормативных оснований, ведет к актуализации исследовательской деятельности. Реконструируя осуществленную деятельность и выделяя в ней типовое, исследователь представляет результат сво­ей деятельности в виде научного знания, используемого впоследствии для проек­тирования и создания новой нормы.
Для психолога, не встречавшего прежде аналогичные случаи в собственной практике, правомерным и необходимым будет обращение к более опытным спе­циалистам либо к специалисту другого профиля. Такое кооперативное взаимо­действие является важным фактором профессионального развития специалиста.
Профессиональное общение по поводу решения конкретной проблемы способ­ствует более объективному видению психологом всевозможных граней данной


проблемы, ее нюансов, определению на этой основе наиболее адекватных мето­дов и приемов деятельности, а в конечномитоге — накоплению собственного опы­та и развитию профессионального мышления.
Принципиальным в представленной модели взаимодействия психолога с дру­гими субъектами (рис. 1.7) является выделение такого важного элемента, как «психологическое сообщество». Осуществляемые в его рамках основные фор­мы сотрудничества реализуют функции не только обмена опытом и повышения квалификации, но и квалифицированной оценки профессиональной компетент­ности психолога.
Возможности реализации профессиональных связей у психологов достаточно многообразны. Профессиональное взаимодействие психологов может быть реа­лизовано, например, в форме их непосредственного участия в работе различных специализированных практических семинаров, курсов, на которых обсуждаются конкретные вопросы теории и практики организации психологической работы, оказания психологической помощи и т. п. Важной формой взаимодействия явля­ется участие психологов в реализации различного рода экспериментальных ис­следований. Приобретение опыта и обмен им происходят также в ходе взаимного посещения сеансов консультирования и психокоррекции, наблюдения за рабо­той более опытных психологов. Конкретное содержание деятельности должност­ных лиц, взаимодействующих между собой по определенному направлению пси­хологической работы, представлено в приложении 1.
Взаимодействие психолога с командиром воинской части, а также с команди­рами подразделений занимает важное место в общей системе психологической работы. Являясь субъектом военного управления, командир сталкивается на практике со значительным объемом информации, объективная оценка которой есть необходимое условие успешного выполнения профессиональных задач. Осу­ществляя комплексный, системный подход к управлению воинской частью (под­разделением), он должен правильно оценивать разнообразные характеристики данного объекта управления — организационные, технические, профессиональ­но-демографические и социально-психологические параметры. Отсюда особую значимость приобретает взаимодействие командира с психологом, который спо­собен квалифицированно решать вопросы, связанные с психологическим изуче­нием и управлением военнослужащими.
I Изучение войсковой практики показывает, что основными ситуациями, обус­ловливающими обращение командира к психологу, являются:
• получение офицером необходимой информации для принятия управленческо­го решения',
• обращение за советом, предложением и информацией, которые касаются по­
строения наиболее оптимальной модели взаимодействия (общения) с дру­
гими должностными лицами и военнослужащими;
• привлечение в качестве эксперта, консультанта по оценке условий жизнеде­ятельности личного состава и факторов, влияющих на уровень морально-психологического состояния личного состава;
• получение психологической помощи лично (включая методическую помощь и
обучение проведению мероприятий психологической работы).






Как видим, взаимодействие командира и психолога во многом опосредовано «движением» между ними информации психологического содержания. Успех пси­хологической работы будет определяться умением и желанием командира исполь­зовать в интересах дела эту информацию. По форме она может быть представлена в виде:
аналитической справки (например, оценка морально-психологического со­стояния личного состава полка, подразделений, наиболее острых проблем, материал об изучении молодого пополнения, о проведенных мероприятиях психологической работы и т. п.);
консультации по интересующему вопросу;
рекомендации и предложения (они должны быть конкретными, иметь адре­сата, взвешены и корректны, документированы).
Представляя данную информацию, психолог по отношению к командиру вы­полняет следующие функции:
в первом случае — информационную (сообщение, ориентировка в обстанов­ке, существе вопроса);
во втором — консультативную (т. е. разрабатывает и оценивает возможные варианты решения той или иной практической задачи, но не дает строгих рекомендаций относительно выбора одного из них),
в третьем — экспертную (заключение и рекомендации психолога служат веским основанием для выбора варианта действий).
Очень важным в данной связи является вопрос использования информации, полученной от психолога. Необходимо помнить, что это информация особого рода, ибо она имеет исключительно важное личное значение для того человека, которого касается. Поэтому неумелое ее применение может принести больше вреда, чем пользы. Данное обстоятельство ориентирует всех субъектов психо­логической работы на неукоснительное соблюдение этических норм деятельно­сти.
Выше говорилось о том, что взаимодействие командира и психолога имеет свою содержательную сторону, предметную направленность. В связи с этим встает воп­рос о сфере ответственности командира как субъекта психологической работы. Изучение и анализ нормативных документов и войсковой практики позволяют сформулировать наиболее общие положения, раскрывающие в этом плане обя­занности и права командира (рис. 1.10).

 

 

 


Как видим, психологическая работа в воинской части и подразделении на­правлена на оптимизацию психологических характеристик, способных повы­сить эффективность функционирования психики военнослужащих в процессе выполнения ими задач воинской деятельности. Вопросы взаимодействия коман­дира с психологом, являющимся основным специалистом в данной области, вла­деющим специальными методами психологического изучения и управления, за­нимают важное место в этой работе. Информация, получаемая должностными лицами от психолога, при ее правильной оценке и использовании позволяет пре­дупреждать многие негативные явления и способствует повышению эффектив­ности воинской деятельности.




 


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  ..