Неосторожность и ее виды в уголовном праве Кыргызкой Республики

  Главная      Учебники - Право Киргизии     Уголовное право Кыргызкой Республики. Общая часть (Сыдыкова Л.Ч.) - 2007 год

 поиск по сайту

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  ..

 

 

 

8.4.

Неосторожность и ее виды в уголовном праве Кыргызкой Республики

Неосторожные преступления составляют примерно 8-12% от общего числа совершаемых преступлений.

Неосторожность является самостоятельной формой вины, получившей свое законодательное закрепление в ст. 24 УК КР.

Преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение, либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть.

Таким образом, неосторожная форма вины может быть в виде преступной самонадеянности или в виде преступной небрежности.

Преступная самонадеянность (luxuria) имеется тогда, когда субъект предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывал их предотвратить. Как видно законодатель ограничивается лишь указанием на отношение лица, совершившего преступление только к последствиям, не упоминая об отношении к самим действиям. На этом основании в теории уголовного права выделились две принципиальные точки зрения. Одни криминалисты поясняют, что признаком самонадеянности является лишь обязанность и возможность такого сознания (Дагель П.С., Тихонов К.Ф.). Другие считают, что лишь исходя из отрицательной социальной оценки возможных последствий, правонарушитель, действующий самонадеянно, стремится к предотвращению этих последствий, следовательно, сознание

 

потенциальной общественной опасности деяния входит в содержание самонадеянности как разновидности вины (Загородников Н.И., Демидов Ю.А.). Действительно, законодатель исключил из преступной

самонадеянности отношение лица к самому действию, оставив лишь отношение к преступным последствиям. Но следует согласиться с тем, что раз субъект предвидит возможность общественно опасных последствий своих деяний, он обязательно сознает общественную опасность и самих действий.

Интеллектуальный момент преступной самонадеянности совпадает с интеллектуальным моментом косвенного умысла. Однако это не означает еще, что степень предвидения последствий одинакова. Она существенно различается.

Если применительно к умыслу закон говорит о предвидении последствий, то самонадеянность характеризуется предвидением лишь возможности их наступления. При самонадеянности лицо предвидит лишь абстрактную возможность наступления последствий; лицо не сознает действительного развития причинной связи, хотя при надлежащем напряжении психических сил и может осознать это. При умысле субъект предвидит конкретные последствия, а при самонадеянности эти последствия предстают перед ним в общей форме.

Самонадеянность и умысел более существенно отличаются по волевому признаку. При самонадеянности субъект не желает наступления последствий и не допускает их. Субъект при самонадеянности рассчитывает на определенные обстоятельства, с помощью которых не наступают преступные последствия.

В юридической литературе выделяют следующие обстоятельства:

- относящиеся к личности и деятельности самого виновного. Лицо может рассчитывать на свои знания, опыт, навыки, умение и т.д., которые, по его мнению, позволят избежать причинения последствия;

- лицо рассчитывает на обстоятельства, относящиеся к обстановке, в которой он совершает свои опасные действия или бездействует;

- расчет субъекта может основываться на обстоятельствах, относящихся к действиям других лиц, в частности, потерпевшего;

- виновный может рассчитывать на действия естественных сил природы;

- расчет может строиться на особенностях орудий и средств, используемых виновным.

Как видно, обстоятельства, дающие виновному основание для легкомысленного расчета, могут быть самыми различными.

Расчет субъекта на указанные обстоятельства порождает его уверенность в ненаступлении преступных последствий. Это является интеллектуальным признаком самонадеянности. Речь идет не просто о надежде избежать последствий, а именно о расчете. Поэтому для констатации наличия самонадеянности необходимо по каждому делу устанавливать, на каких реальных факторах строился расчет виновного

 

 

избежать общественно опасных последствий. Примером может послужить дело Ш. Последний, с целью предупреждения кражи рыбы из мереж сделал сигнализацию, для чего к мосткам, с которых мережи ставились в реку, провел из своего дома провода и подключил их к электросети с напряжением 220 вольт, и в доме установил звонок. При попытке отсоединить провода от сигнализации ночью был убит током подросток Осипов. Предвидя возможность наступления тяжких последствий, Ш. с целью их предотвращения широко оповестил односельчан о существовании сигнализации и просил соседей не подпускать детей к этому месту. Кроме того, он принял целый ряд технических мер по предупреждению случайного поражения электротоком, к тому же подключал сигнализацию к сети лишь в ночное время и только тогда, когда сам был дома. Поэтому в постановлении по этому делу Пленум Верховного Суда СССР с полным основанием указал, что в "данном случае Ш. проявил преступную самонадеянность, поскольку он знал об опасности, которую представляет для человека электроток, напряжением 220 вольт, но легкомысленно надеялся на предотвращение тяжких последствий. При этом он рассчитывал не на случайность, а на объективные факторы, которые, по его мнению, исключали возможность наступления тяжких последствий. При таком положении содеянное им, как убийство, совершенное по неосторожности, должно квалифицироваться по ст. 106 УК РСФСР".

Второй вид неосторожности - преступное легкомыслие (negligentia), имеется тогда, когда лицо не предвидело общественно опасных последствий своих действий, хотя должно было и могло предвидеть. Как видно, лицо не предвидит наступления общественно опасных последствий своего деяния, этим небрежность отличается от других форм вины. Однако их непредвидение не означает отсутствия какого-либо психического отношения к наступлению таких последствий.

Сущность этой формы вины заключается в том, что лицо, имея реальную возможность предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния, не напрягает психических сил, чтобы совершить необходимые волевые действия для предотвращения указанных последствий, не превращает реальную возможность в действительность.

Для наличия преступной небрежности необходимо сочетание объективного и субъективного критериев, каждый из которых имеет самостоятельный характер и не зависит от другого. Отсутствие одного из них означает отсутствие преступной небрежности в целом.

Объективный критерий небрежности имеет нормативный характер. Он определяет меру должной предусмотрительности лица в данной конкретной обстановке.

Объективный критерий определяется должностными или профессиональными обязанностями лица, правилами, действующими в той или иной сфере деятельности, правилами предосторожности. Отсутствие обязанности предвидеть наступление общественно опасных последствий исключает вину данного лица за их фактическое причинение. При наличии объективного критерия, встает вопрос о том, мог ли субъект предвидеть

 

общественное опасные последствия своих действий, то есть речь идет о субъективном критерии.

Субъективный критерий означает, что лицо, совершая общественно опасное деяние при данных условиях, по своим индивидуальным качествам имело реальную возможность предвидеть наступление общественно опасных последствий, но в силу пренебрежительного отношения к общественным интересам, не реализовало этой возможности.

Для установления субъективного критерия необходимо положительное установление реальной возможности данного конкретного лица в данных конкретных условиях предвидеть вредные последствия своего деяния. В судебной практике выделяют три условия для существования этого критерия:

1. ситуация, в которой совершается деяние, должна создавать объективную возможность лицу предвидеть общественно опасные последствия;

2. лицо по своим индивидуальным качествам должно иметь возможность правильно оценить создавшуюся ситуацию и предвидеть наступление общественно опасных последствий;

3. не должно быть таких обстоятельств, относящихся к ситуации или личности субъекта, которые создавали бы невозможность предвидения им вредных последствий своего деяния.

От небрежности необходимо отличить случай (казус), то есть невиновное причинение вреда, когда этот вред находится в причинной связи с совершенным общественно опасным действием (бездействием) определенного лица. При казусе лицо не только не предвидело это вред, но не должно было и не могло предвидеть.

Казус полностью исключает вину лица и, следовательно, оно не может быть привлечено к уголовной ответственности. Примером может служить следующий случай. Следуя по обочине дороги вместе с Семенковым, Катаев закурил и бросил непогашенную спичку назад. Она попала в лежащую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв бензиновых паров, при взрыве дно оторвалось и, попав в Семенкова, причинило ему смертельное ранение. Оценив обстоятельства дела, судебная коллегия по уголовным делам пришла к выводу, что смерть Семенкова наступила в результате несчастного случая, поскольку в обязанности Катаева не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, следовательно, он причинил их без вины. Законодатель впервые закрепил невиновное причинение вреда (случай) в ст.25 УК КР. В данной статье сказано следующее: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо его совершившее, не сознавало, не должно было и не могло сознавать общественной опасности своего действия (бездействия) либо не предвидело его общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было и не могло их предвидеть».

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  ..