Базовые параметры типологизации словарей

  Главная      Учебники - Лингвистика     Введение в прикладную лингвистику (Баранов А.Н.) - 2001 год

 поиск по сайту

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  ..

 

 

1.2.

Базовые параметры типологизации словарей

 

Одно из важнейший противопоставлений в словарном деле — это разделение словарных изданий налингвистические или филологические словари и энциклопедии. Это противопоставление носит и формальный, и содержательный характер. Объект описания энциклопедических слова­ре − область понятий, фактов и реалий. В лингвистических словарях описываются сами слова — их значения, особенности употребления, структурные свойства, сочетаемость, соотношение с лексическими систе­мами других языков (для двуязычных словарей) и т. д. Словники энци­клопедических словарей включают, преимущественно, существительные и словосочетания с ними. Словники лингвистических словарей включа­ют все части речи. Существенно отличаются и способы описания: если в лингвистических словарях слово описывается с точки зрения его языко­вых и речевых характеристик (ему сопоставляется, например, толкование, комплекс грамматических и стилистических помет, данные о происхо­ждении и. д.), то словарная статья энциклопедии может включать самую различную информацию — прежде всего не лингвистическую, передавае­мую в текстовой и изобразительной форме (в виде рисунков, фотографий, диаграмм, карт и пр.). Впрочем, следует отметить, что некоторые толко­вые словари также содержат рисунки и схемы. Это особенно продуктивно при толковании слов, обозначающих малоизвестные реалии.

Проблема соотношения лингвистических и энциклопедических сло­варей имеет большую теоретическую и практическую значимость, и мно­гое в ней остается дискуссионным. При всей наглядности различия лин­гвистической и энциклопедической информации5) употребление языка сплошь и рядом предполагает обращение к сведениям обоих типов. Чаще всего с этим сталкиваются при создании компьютерных систем обработки текста, а также в практике преподавания иностранных языков и в области перевода. Последнему обстоятельству обязан своим существованием осо­бый класс предназначенных для массового использования лексикографи­ческих описаний, объединяющих в себе черты словаря и энциклопедии —лингвострановедческих словарей. В отечественной лексикографии самым значительным произведением такого типа является «Американа. Англо­русский страноведческий словарь» под ред. Г.В.Чернова (1996); другие аналогичные издания (например, «Великобритания» под ред. Е. Ф. Рогова, 1978, или «Австрия. Лингвострановедческий словарь» Н.В.Муравлевой, 1997) имеют несравненно меньший объем. С лингвострановедческими словарями сближаются также лексикографически оформленные собрания языковых выражений, в которых отражаются особенности национального сознания носителей языка (ср., например, «Русские пословицы, поговор­ки и крылатые выражения: Лингвострановедческий словарь» В. П. Фели-

5) К чисто лингвистической относится, например, информация о морфологическом Роде слова стол, об особенностях его склонения, произношения в различных формах, его многозначности и наборе значений т.д. Экстралингвистической информацией является, например, знание о том, что «Наполеон Бонапарт умер в 1821 г.».

цыной и Ю. Е. Прохорова, 1979), хотя словари крылатых слов и выражений на страноведческий статус обычно не претендуют.

Еще один тип словарей, сочетающих в себе черты лингвистических и энциклопедических, — этотерминологические словари. Их можно считать лингвистическими словарями подъязыков конкретных отраслей знания и/или видов профессиональной деятельности (например, техники или экономики), тогда как с точки зрения общелитературного языка содержащаяся в них информация является скорее экстралингвистической; к тому же некоторые из таких словарей содержат и сведения, которые должны считаться экстралингвистическими при любом взгляде (таковы, например, различные политехнические словари). Число терминологических словарей очень велико и постоянно увеличивается; некоторые из них имеют большой объем и содержат не только толкования тер минов, но и сведения об их сочетаемости; многие терминологические словари к тому же являются двух- или многоязычными.

Лексикографы принимают участие в составлении энциклопедий, лингвострановедческих и терминологических словарей, однако главная их задача — создание словарей лингвистических.

Лингвистические словари по своим целям и способам лексикогра­фического описания разделяются на несколько типов. Среди лингви­стических словарей особое место занимают толковые словари, задачей которых является объяснение (толкование) значений слов и иллюстрация их употребления в речи. В общественном сознании толковые словари вос­принимаются как хранилище богатства языка и как важнейший источник информации о его функционировании. В большинстве развитых стран мира создание толковых словарей национальных языков рассматривается как существенная часть языковой политики государства и поддерживается специальными государственными программами.

По функциям и цели создания толковые словари разделяются на де­скриптивные и нормативные. Дескриптивные словари предназначены для полного описания лексики определенной сферы и фиксации всех имею­щихся там употреблений; в них фиксируются все имеющиеся релевантные случаи. Оценка качества дескриптивного словаря зависит от того, с ка­кой степенью полноты словник словаря отражает проблемную область, насколько точно описаны значения лексем, представленных в материале. Типичным примером дескриптивного словаря является «Толковый сло­варь живого великорусского языка» В. И.Даля (первое издание в четырех томах выходило в 1863-1866 гг.). Цель создателя словаря заключалась не в нормировании языка, а в по возможности полном описании всего многообразия великорусской речи — в том числе ее диалектных форм, просторечия. В. И. Даль прекрасно осознавал дескриптивный характер своего словаря, это в полной мере отвечало его исследовательским инте­ресам — интересам собирателя великорусского слова. Дескриптивными по определению являются словари сленгов и жаргонов, диалектные слова­ри. Понятие нормы вполне может быть применено и к сленгу, и к жаргону, однако норма в этих сферах бытования языка, как правило, менее устой­чива и — что наиболее существенно — не становится объектом языковой политики государства.

Цель нормативного словаря — дать норму употребления слова, ис­ключив не только неправильные употребления слов, связанные с непра­вильным пониманием их значений, но и те употребления, которые не со­ответствуют коммуникативной ситуации (литературный язык vs. диалект vs. жаргон), ср. отчини вместо открой, стрелка вместо встреча и пр. Ины­ми словами, нормативные словари рекомендуют, предписывают стандарт употребления слова, задают литературную норму. В этом смысле они являются действенным инструментом языковой политики и языкового строительства. Первым нормативным словарем русского языка двадца­того века является четырехтомный «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова, выходивший с 1935 по 1940 гг. Авторский коллектив словаря, включавший, кроме Ушакова, таких известных уче­ных, как В.В.Виноградов (со второго тома), Г.О.Винокур, Б.А.Ларин, С. И. Ожегов, Б. В. Томашевский, видел свою задачу в «попытке отразить процесс переработки словарного материала в эпоху пролетарской револю­ции, полагающей начало новому этапу в жизни русского языка, и вместе с тем указать нормы употребления слов (выделено мною. — А. Б.)». [Толко­вый словарь русского языка 1935, От редакции, с. iii]. Словарь должен был «послужить орудием в борьбе за качество того языка, которым каждый день говорит наша литература, наша печать с миллионами трудящихся» [Толковый словарь русского языка 1935, От редакции, с. iii]. Традиция подготовки нормативных словарей в советской лексикографии была далее продолжена в 1948 г. «Словарем современного русского литературного языка» в 17 томах (неофициальное название «Большой академический словарь», или БАС), в 1957 г. «Словарем русского языка» в 4 томах (иногда называется «Малый академический словарь русского языка», или MAC; издание завершено в 1965 г.) и однотомным «Словарем русского языка» С. И. Ожегова (первое издание в 1949 г.; этот словарь был создан на осно­ве словаря под ред. Д. Н. Ушакова, впоследствии многократно обновлялся и с 1992 г. выходит в авторстве С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой). Пред­шественником этих словарей, помимо «Словаря Академии Российской», был также академический «Словарь русского языка», оставшийся не­завершенным. Концепция этого словаря менялась по ходу работы над ним: первый его том под ред. Я. К. Грота (1895) был нормативным; второй (1907) и четвертый (1916) тома под ред. А. А. Шахматова предста­вляли собой словарь-тезаурус — скорее дескриптивный, чем норматив­ный. В послереволюционное время отдельные его выпуски продолжали выходить до 1930-х гг. под ред. В. И. Чернышева, Л. В. Щербы и др.

По характеру словника толковые словари разделяются на общие6) и частные. Рассмотренные ранее толковые словари относятся к общим

6)Ср. английский термин «unabridged», характеризующий в англоязычной традиции лексикографии как разнообразие словника словаря, так и его полноту.

словарям. Характерным примером частного толкового словаря являются фразеологические словари, словники которых ограничены устойчивыми сочетаниями слов, обладающими той или иной степенью идиоматичности (нерегулярности значения). Первые русские словари фразеологического типа появились на рубеже веков; это были сборники С. В. Максимова «Крылатые слова» (1890 и 1892 гг.) и сборник М. И. Михельсона «Русская мысль и речь. Свое и чужое» (в 2-х т., 1902-1903 гг.). В настоящее время наиболее известен «Фразеологический словарь русского языка» под ред. А. И. Молоткова (первое издание в 1967 г.), устаревший к настоящему времени по составу словника и примерам. Среди более современных изданий следует отметить словарь «Русская фразеология» Р. И. Яранцева («Русский язык», 1997), «Словарь образных выражений русского языка» под редакцией В. Н. Телии («Отечество», 1995) и «Russian-English Dictio­nary of Idioms» С. Любенской («Random House», 1995). Последний словарь, будучи двуязычным, содержит тем не менее наиболее полный на настоя­щий момент словник русской фразеологии и современный корпус лите­ратурных примеров. Важная особенность фразеологических словарей — необходимость отражения варьирования формы фразеологизмов.

К частным толковым словарям относятся также словари жаргонов и сленгов, диалектные словари, словари иностранных слов. Словарное опи­сание жаргонов и сленгов русского языка осуществляется по большей части не профессиональными лингвистами-лексикографами, а в лучшем случае носителями соответствующих подъязыков и в силу этого дале­ко от лексикографического стандарта качества. Еще одна проблема — отсутствие доступного корпуса примеров. Фактически при словарном описании жаргонов лингвист сталкивается с ситуацией полевого исследо­вания со всеми вытекающими последствиями — поиском информантов, необходимостью разработки методики опроса информантов, проблемами фиксации речевых примеров и пр. Отсюда типичный недостаток словарей жаргонов и сленгов — практически полное отсутствие зоны примеров на употребление жаргонных единиц.

Из недавно вышедших словарей жаргонов можно упомянуть «Рус­ская феня» В. Быкова («Траст-Имаком», 1994), «Словарь русского сленга» И. Юганова и Ф. Югановой («Метатекст», 1997). Словари англоязычных сленгов представлены, в частности, такими известными изданиями, как «Англо-русский словарь американского сленга» под ред. Е. И. Тузов-ского (1993), в основе которого лежит «Dictionary of American Slang» P. Спиерса [Spears 1991], а также «A Dictionary of Slang and Unconventional English» [Partridge 1984].

Среди диалектных словарей различаются общие и региональные сло­вари. Словники общих диалектных словарей включают лексику многих (или по крайней мере нескольких) диалектов и говоров. Словарь В. Даля может быть отнесен именно к этому типу диалектных словарей. Дру­гим примером этого типа является «Словарь русских народных говоров» под редакцией Ф. П. Филина, выходящий с 1965 г. Словники региональных диалектных словарей ограничены лексикой одного диалекта или говора. Ср., например, «Смоленский областной словарь» В. Н. Доброволь­ского (1914).

Словарь иностранных слов — это вид толкового словаря, в котором объясняются значения слов иностранного происхождения, которые хоро­шо ощущаются носителями языка как заимствования из других языков. Кроме собственно толкования, словари такого типа как правило включа­ют информацию о том, из какого языка пришло слово и его иноязычный аналог. Один из наиболее известных словарей иностранных слов под редакцией И. В. Лёхина, С. М. Локшиной, Ф. Н. Петрова и Л. С. Шаумяна содержит около 23 тысяч единиц (6-е издание в 1964 г.).

Особыми видами толковых словарей можно считать словари сино­нимов, антонимов, омонимов и паронимов, а также словари новых слов. Словарь синонимов — это такой толковый словарь, в одной словарной статье которого помещаются близкие по значению слова — синоними­ческие ряды. Словари синонимов появились достаточно давно; помимо уже упомянутого словаря Д. И. Фонвизина следует назвать «Опыт словаря русских синонимов» П.Ф.Калайдовича (1818), содержавший 77 синони­мических рядов. Толковаться в словаре синонимов может как весь ряд в целом, так и каждая лексема, входящая в ряд. По такому принципу по­строен двухтомный «Словарь синонимов русского языка» под редакцией А. П. Евгеньевой («Наука», 1970-1971). Некоторые словари синонимов не содержат толкований вообще (например, «Словарь синонимов русско­го языка» 3. Е.Александровой, 1968). В этом случае предполагается, что значение иллюстрируется самим синонимическим рядом. В настоящее время под руководством акад. Ю. Д. Апресяна осуществляется глобальный по замыслу проект «Нового объяснительного словаря синонимов русского языка» (первый выпуск в 1997 г.), в котором словарная статья синоними­ческого ряда фактически представляет собой структурированную научную работу, в которой с различных сторон характеризуется значение сино­нимичных лексем. Разумеется, объем словарных статей такого словаря довольно велик и далек от лексикографического стандарта.

В словарной статье словаря антонимов содержатся антонимы с бо­лее или менее подробным описанием их значений. Словари антонимов в русской лексикографической традиции появились относительно не­давно. Наибольший по объему и наиболее известный — это «Словарь антонимов русского языка» М. Р.Львова под ред. Л.А. Новикова (4-е до­полненное издание вышло в 1988 г.); в 70-е гг. выходили меньшие по объему словари Л. А. Введенской (первый в отечественной лексико­графии) и Н. Л. Колесникова.

В словарях омонимов представлены с той или иной степенью по­дробности омонимичные лексические единицы. Зона толкования для словарей омонимов обязательна, поскольку иллюстрировать различие омонимов без указания на значение невозможно — использование для пояснения значения синонимического ряда, как в словарях синонимов здесь сильно затруднено. Среди русскоязычных словарных изданий такого типа наиболее известен «Словарь омонимов русского языка» О. С. Ахма-новой (1974 г.).

В словари паронимов включаются слова, сходные по морфологиче­скому составу, плану содержания, но имеющие разные значения, хотя и со значительной общей частью. Например, одеть vs. надеть, жи­лой vs.жилищный, человеческий vs. человечный. Словари паронимов, как и антонимов, появились в русской лексикографической традиции сравни­тельно недавно; первым из них был словарь-справочник Ю. А. Бельчикова и М. С. Панюшевой «Трудные случаи употребления однокоренных слов русского языка» (1968); в 1971 г. вышел «Словарь паронимов русского языка» Н. П. Колесникова, а в 1984 г. носящий такое же название словарь О. В. Вишняковой, основанный на научных монографиях того же автора, посвященных явлению паронимии.

В периодически издающиеся словари новых слов (неологизмов) включаются недавно вошедшие в язык слова и новые значения слов, понимание и употребление которых может вызывать затруднения. Таков, например, «Словарь новых слов русского языка» под ред. Н. 3. Котеловой, вышедший в 1995 г. [Словарь новых слов русского языка 1995].

Другие типы лингвистических словарей. Типология словарей не огра­ничивается общими и частными словарями. В отличие от толковых сло­варей, в которых словарные статьи располагаются по алфавиту заглавного слова, в словарях-тезаурусах (иначе называемых также идеографическими словарями) лексика организуется по тематическому принципу7)». В ка­честве словарной статьи выступают целые таксоны — группы лексем, объединенных по близости значения. Фактически таксоны представляют собой семантические поля. Наиболее известный из имеющихся слова­рей-тезаурусов — сделанный на материале английского языка тезаурус П. М. Роже «Roget's thesaurus of English words and phrases» (первое из­дание в 1852 г.). В России на тезаурусных принципах были построены второй (1907) и четвертый (1916) тома «Словаря русского языка», над которыми работал А. А. Шахматов.

Несмотря на наличие такого классического образца, как тезаурус Ро­же, принципы построения тезаурусов во многом остаются дискуссионны­ми. Одна из основных проблем построения тезаурусов заключается в том, что в принципе любой семантический компонент в плане содержания сло­ва может служить основанием для создания особого таксона. Например, глагол обманывать попадает не только в очевидную тематическую рубрику «ОБМАН, ЛОЖЬ», но и в возможные таксоны «ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛИ», «НЕКООПЕРАТИВНОСТЬ ПОВЕДЕНИЯ», «ЭТИЧЕСКИЕ НОРМЫ»,

7)Термин «тезаурус» имеет еще два значения. Одно из них — очень полный, самый полный словарь; второе же относится не к лексикографии, а к теоретической семантике, а также теории знаний и теории коммуникации: тезаурусом называется вся совокупность имеющихся у человека знаний.

«ПРЕСТУПЛЕНИЕ» и др. Вторая проблема связана с древесной структу­рой понятийных рубрик тезауруса (таксонов). Древесное представление предполагает строгую иерархию понятий. Между тем семантические связи влексике не ограничиваются отношениями «род—вид». Лексические еди­ницы могут связываться импликативными, темпоральными, каузальны­ми отношениями, отношениями ассоциации, обоснования, объяснения, экземплификации и др. Множественность семантических отношений между лексемами указывает на то, что в тезаурусе более предпочтитель­на структура семантической сети, которая, однако, существенно меняет представление о классической схеме тезауруса. При таком методологиче­ском подходе таксоны (рубрики) тезауруса не образуют единой древесной структуры, а связаны между собой комплексом отсылок8)».

Третья проблема касается принципов формирования терминальных таксонов тезауруса. Необходима разработка общих правил, по которым одни компоненты плана содержания слова формируют таксон в словаре, а другие — нет. Это требует разработки сложных правил выбора таксо-нообразующих смыслов. Понятно, что они должны быть более важными, коммуникативно значимыми, чем другие, обладать большим «семанти­ческим весом», высокой степенью обязательности присутствия в плане содержания (ср. противопоставление обязательной и факультативной ча­сти семантической экспликации, толкования).

При построении тезаурусов в явном виде возникает и другая нетри­виальная проблема — разделение наивного и научного взгляда на мир. Некоторые тезаурусы идут по пути научной структуризации мира, при которой, например, существительное кит ни в каком виде не будет пред­ставлено в разделе «РЫБЫ», хотя наивное сознание в том или ином виде связывает китов с миром рыб. Понятно, что при таком подходе те­заурус представляет не структуру лексики, отражающей наивный взгляд на мир, а структуру научных категорий. Близкий подход можно увидеть в проекте тематического словаря, создаваемого в настоящее время кол­лективом сотрудников Института русского языка РАН под руководством Н. Ю. Шведовой [Русский семантический словарь 1998].

Наивный взгляд на мир реализуется в проекте создания Тезауру­са русской идиоматики [Баранов, Добровольский 2000]. Так, таксон «УХОД, ОТЪЕЗД, БЕГСТВО» из поля «ДВИЖЕНИЕ» содержит отсыл­ки к таксонам «ПОБЕГ», «ПРЕСЛЕДОВАНИЕ», «ВЫГНАТЬ...»; поле ДАВНО» (часть более общего таксона «ВРЕМЯ») включает отсылки к полям «СТАРОСТЬ» и «СТАРОЕ». Таксон «БЫСТРО, СКОРО, СРАЗУ, СПЕШНО» содержит отсылку к полям «БЫСТРОЕ ДВИЖЕНИЕ...», «БЫСТРОТА, ЛЕГКОСТЬ ПОЛУЧЕНИЯ ЗНАНИЯ». Общая древовид­ная структура тезауруса идиоматики отсутствует, что отражает реальные Функции этого слоя лексической системы языка: имеется явная тенденция

8)Подробнее о таком подходе к построению тезауруса см. [Баранов, Добровольский

к использованию идиом для выражения смыслов, отклоняющихся от некоторой нормы, что сопровождается позитивной или негативной оценкой говорящего. При этом негативная оценка в целом преобладает. Об этом свидетельствует, например, то, что в создаваемом тезаурусе количеств отсылок от семантического поля ПЛОХО к другим полям вдвое превосходит количество отсылок от поля ХОРОШО (76 против 37). Иными словами, в семантической сети тезауруса узел ПЛОХО является существенно более центральным (и, следовательно, более важным), чем узел ХОРОШО. Семантические поля с характеристикой «нормальных состояний» присутствуют в идиоматике в минимальной степени. Фрагмент таксона «ВРЕМЯ» этого тезауруса приводится ниже.

Словари-тезаурусы, сделанные по конкретным проблемным обла­стям (например, по электронике, геологии, торговле, политике), широко используются в системах автоматического поиска. Информационно-поисковые тезаурусы образуют основу информационных языков, с помощью которых кодируются документы в информационной системе (см. §4 главы 4).

Широкое поле работы лексикографов образуют двуязычные, или переводные словари. Основная задача словарей этого типа заключается в обеспечении понимания текста на иностранном языке, его перевод на родной язык. Несколько более сложной оказывается обратная задача — перевод текста на родном языке на иностранный язык. Российская лексикография (как и лексикография большинства развитых стран, активно участвующих в различных формах международного обмена) имеет бога­тую традицию составления двуязычных словарей. Среди англо-русских словарей наиболее широко известны два. Это «Англо-русский словарь В.К.Мюллера, первое издание которого вышло в 1943 г.; впоследствии словарь дважды перерабатывался (последнее, 24-е издание словаря увидело свет в 1993 г.). Затем он был радикально переработан коллективом под руководством Е. Б.Черкасской и выдержал уже несколько изданий под названием «Новый англо-русский словарь». Более полным по словнику является «Большой англо-русский словарь» в 2-х томах под ред. И. Р. Гальперина; его третье издание 1979 г. содержит около 150 тыс. словарных статей. Впоследствии было издано дополнение к этому словарю, а потом он был сильно переработан и значительно расширен, результатом чего стало появление в 1993 г. «Нового большого англо-русского словаря» под ред. Ю.Д.Апресяна, содержащего около 250 тыс. словарных статей9).

Французско-русские словари представлены, в частности, словарем К.А.Ганшиной (шестое издание в 1977 г.) и «Французско-русским словарем активного типа» под редакцией В. Г. Гака и Ж. Триомфа (около 37 тыс. слов), в котором широко отражена сочетаемость французских лексем. Значительные по размеру словника и лексикографически хорошо проработанные иностранно-русские словари имеются для немецкого

9)Первое издание под ред. Ю.Д.Апресяна и Э. М.Медниковой.

итальянского, испанского, польского, латинского, шведского, китай­ского, японского и некоторых других языков, включая языки народов России и бывшего СССР (например, бурятского). С русско-иностранными словарями дело обстоит несколько хуже; так, русско-английского словаря, сравнимого по своим достоинствам с лучшими англо-русскими словарями, до сих пор не существует.

Переводными словарями особого типа являются также и упомяну­тые выше лингвострановедческие словари. Кроме того, переводы слов, образующих заглавия словарных статей, на один или несколько языков, могут включаться в лингвистические словари почти всех существующих разновидностей.

Как показывают семантические и психолингвистические исследо­вания, сфера ассоциативных отношений в лексике образует особую достаточно устойчивую систему. Она оказывается объектом описания вассоциативных словарях. Словарная статья такого словаря представляет собой лексему-стимул, которой сопоставляется список упорядоченных по частоте или по алфавиту (с указанием частоты) слов — реакций, по­лученных в психолингвистическом эксперименте. В 1999 г. в Институте русского языка РАН завершен проект «Ассоциативного тезауруса совре­менного русского языка» (Ю. Н. Караулов, Е. Ф. Тарасов, Ю. А. Сорокин, Н.В.Уфимцева, Г.А.Черкасова), по результатам которого опубликовано три части (шесть книг) нового ассоциативного словаря [Караулов и др. 1994а; 19946].

Словарный формат описания приложим не только к области зна­чений слов, но и к другим сторонам функционирования лексической системы. В частотных словарях указывается частота употребления слов в специально сформированной представительной выборке текстов. Для русского языка наиболее известны «Частотный словарь русского языка» Л. Н. Засориной (М., 1977) и «Частотный словарь современного русско­го литературного языка» Э. А. Штейнфельдт (Таллин, 1963). Первый же по времени частотный словарь русского языка Г. Г. Йосельсона был из­дан в 1953 г. в США [Йосельсон 1953]. Наиболее объемный (около 40 тыс. слов) словарь Засориной составлен на основе обработки пример­но одного миллиона словоупотреблений, что сейчас уже трудно считать представительной выборкой для такого языка, как русский. Частотные словари широко используются в сфере прикладной лингвистики. Данные о частотности употребления необходимы, например, при установлении авторства текста. Важны данные о наиболее частотных словах и при Разработке компьютерных программ проверки орфографии.

Особую область словарного дела образуют исторические и этимоло­гические словари. Задачиисторического словаря исчерпывающим образом были сформулированы Л. В. Щербой: «Историческим в полном смысле этого термина был бы такой словарь, который давал бы историю всех слов на протяжении определенного отрезка времени, начиная с той или иной определенной даты или эпохи, причем указывалось бы не только возникновение новых слов и новых значений, но и их отмирание, а также их видоизменение» [Щерба 1974, с. 303]. К историческим словаря», русского языка относится фундаментальный трехтомный труд И. И. Ср невского «Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам» (1893-1903). В качестве источника этого издания послужили примеры из 2 700 памятников XI—XIV вв. В Институте русского языка РАН ведется работа над «Словарем русского языка X1-XVII вв.»| создаваемого на основе картотеки, начатой в 20-х гг. А. И. Соболевским и включающей около 2 млн. карточек. С 1984 г. издается «Словарь русского языка XVIII в.».

Этимологические словари преследуют цель объяснения происхождения слова. К числу наиболее полных словарей такого типа для русского языка принадлежит четырехтомный «Этимологический словарь русского языка» М. Фасмера, переведенный и дополненный О. Н. Трубачевым (первое русскоязычное издание 1964—1973; второе — 1986—1987) Не потерял значимости и «Этимологический словарь русского языка А. Г. Преображенского, выходивший в 1910-1914 гг. (фототипическое переиздание в 1959 г.). Из новых этимологических словарей следует упомянуть «Историко-этимологический словарь современного русского языка» П.Я.Черных (1993) и «Этимологический словарь русского язык Н. М. Шанского и Т. А. Бобровой (1994). Данные об истории слов и этимологии приводятся в некоторых крупных толковых словарях, в частности, в «Оксфордском словаре английского языка» [The Shorter Oxford English Dictionary 1964] даются сведения о первом засвидетельствованное употреблении слова, равно как и последующих употреблениях его в новь значениях; приводятся они и в различных более кратких «оксфордских» словарях английского языка. Некоторые данные об истории слов ее держатся и в 17-томном «Словаре современного русского литературного языка», поскольку в его корпусе примеров из классической литературу представлены и такие употребления слов, которые в настоящее время выглядят архаизмами.

Термином словари языковых форм10) могут быть названы несколько различных типов словарей, в которых фиксируются в основном особенности формы слов и словосочетаний языка, тогда как их толкования ли€ отсутствуют вовсе, либо играют вспомогательную роль. Обычно словари подобного типа выполняют роль справочников, необходимых для правильного построения языковых выражений на том или ином языке (в числе при автоматическом синтезе текста).

Из числа таких словарей широкому читателю более всего известны орфографические (фиксирующие нормативное написание) и орфоэпические (фиксирующие нормативное произношение). Орфографические иорфоэпические словари являются принадлежностью языков с развитой литературной нормой. Поскольку они носят предписывающий

10)Термин предложен П. Б. Паршиным.

и отчасти даже директивный характер, число их для каждого языка неве­лико. Основным орфографическим пособием для русского языка является «Орфографический словарь русского языка» под ред. С. Г. Бархударова, И.Ф. Протченко и Л. И. Скворцова, последнее 29-е издание которого, исправленное и дополненное в 1991 г., периодически воспроизводит­ся стереотипно (объем — более 106 тыс. слов). Последний «Русский орфографический словарь» (1999), разработанный коллективом авторов Института русского языка РАН, содержит 160 тыс. слов. Разнообразие орфоэпических словарей несколько больше; наряду с наиболее полным и широко распространенным «Словарем ударений для работников радио и телевидения» (6-е издание под ред. Д. Э. Розенталя вышло в 1985 г. и содержит около 75 тыс. слов) существует несколько меньший по объ­ему «Орфоэпический словарь русского языка. Произношение, ударение, грамматические формы» под ред. Р. И. Аванесова (5-е издание — 1989), содержащий также грамматические сведения.

Другие виды словарей форм рассчитаны в основном на специали­стов или на использование их в целях обучения языку. Таковы словари, отражающие процессы словообразования (словообразовательные и мор­фемные словари, показывающие, каким образом слова складываются из составных частей, а также инвентаризующие эти составные части) и словоизменения (грамматические словари, создаваемые для тех языков, в которых, как в русском, слово способно выступать во многих грам­матических формах). Самый полный «Словообразовательный словарь русского языка» А.Н.Тихонова вышел из печати в 1985 г., он содержит 145 тыс. слов; существует также несколько школьных словообразова­тельных словарей. «Словарь морфем русского языка» А. И. Кузнецовой и Т.Ф.Ефремовой (1986) содержит около 52 тыс. единиц. «Граммати­ческий словарь русского языка. Словоизменение» А. А. Зализняка (1977, 3-е издание — 1987) содержит около 100 тыс. слов, каждому из которых приписана информация, позволяющая построить любую грамматичес­ки правильную форму любого из этих слов. Этот выдающийся труд используется не только в справочных целях и при обучении русскому языку — на его основе был разработан ряд компьютерных программ морфологического анализа и синтеза текстов на русском языке; кроме того, он фактически является почти исчерпывающим орфографическим и орфоэпическим словарем, а также содержит обширную информацию о трудностях русской грамматики.

Особенности русской грамматики (выражение грамматических и сло­вообразовательных значений формальными элементами, стоящими после корня — постфиксами, в число которых входят прежде всего суффиксы к окончания) предопределили использование в словаре А. А. Зализняка так называемого обратного алфавитного порядка, при котором слова упо­рядочиваются сперва по последней букве, при одинаковых последних — по предпоследней и т. д. При таком упорядочивании и русском языке Рядом оказываются слова со сходными грамматическим признаками.

Принцип обратного алфавитного порядка использовался в средневеко­вых арабских словарях, а в Европе — в словарях рифм; с 1950-х же годов началась разработка так называемых обратных словарей для многих древних и современных языков. Для русского языка первые обратные словари были разработаны в Германии (словарь под ред. Г. Бильфельдта 1958 г. и словарь Р. Греве и Б. Крёше 1958-1959 гг.) [Бильфельдт 1958; Греве, Крёше 1958-1959]. Отечественный «Обратный словарь русского языка», созданный группой авторов под руководством М. С. Шевелевой и в дальнейшем обработанный в Вычислительном центре Академии наук, был опубликован в 1974 г. Он охватывает словник основных четырех толковых словарей русского языка и насчитывает около 125 тыс. слов [Обратный словарь русского языка 1974].

По своей целевой направленности (помочь выражаться правильно) «словарям языковых форм» близки словари, предметом специального описания в которых являются особенности употребления языка. Их мож­но назвать словарями речевого употребления. Двумя основным разновидно­стями таких лексикографических изданий являются словари трудностей и словари сочетаемости.

Словари трудностей, появившиеся в отечественной лексикографии более ста лет назад («Опыт словаря неправильностей в русской разго­ворной речи» В. Долопчева вышел в 1886 г., а «Правильность и чистота русской речи. Опыт русской стилистической грамматики» В. И. Черны­шева — в 1914-1915 гг., по форме это словарь), отражают разнообразные трудные случаи построения, употребления, произношения и написания языковых выражений. Из современных русских словарей такого ти­па наиболее известны «Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка» (под редакцией К. С. Горбачевича; 1973, около 8 тыс. слов) и «Словарь трудностей русского языка» Д. Э. Розенталя и М. А. Теленковой (6-е издание — 1987, около 30 тыс. слов); аналогичные издания имеются и для других языков, например, «Longman Dictionary of Common Errors» («Лонгмановский словарь типичных ошибок английского языка», составители Дж. Б. Хитон и Н.Д.Тэртон, 1987, рус. изд. 1991) или выдержавшая множество изданий (1-е — в 1947 г.) книга Э. Партриджа «Usage and Abusage» («Правильное и неправильное употребление»).

Еще один тип словарей речевого употребления — словари сочетае­мости. Нестандартная сочетаемость языковых единиц всегда в той или иной степени отражалась в толковых и переводных словарях, однако делалось это, как правило, несистематически; словари же сочетаемости специально создаются для фиксации несвободных сочетаний слов — коллокаций. В практическом плане словари сочетаемости некоторого языка ориентированы в первую очередь на лиц, изучающих его в каче­стве иностранного, а также на тех, кто занимается переводом на этот язык, хотя они могут быть иногда полезными и для носителей данного языка, фактически выступая при этом в качестве разновидности словаря трудностей. Для русского языка наиболее полным на настоящий момент является «Словарь сочетаемости слов русского языка» под редакцией П. Н.Денисова и В. В. Морковкина (1978); существует также ряд учебных словарей сочетаемости русского языка: «Устойчивые словосочетания рус­ского языка» К. В. Регининой, Г. П. Тюриной и Л. И. Широковой (1976), «Слово в тексте» Е. Г. Борисовой (1995) и др. Значительное внимание в лексикографии уделено описанию несвободной сочетаемости слов в ан­глийском языке, для адекватного владения которым она очень важна; здесь выделяется прежде всего «Комбинаторный словарь английского языка» М. Бенсона, Э. Бенсон и Р. Илсона (М. Benson, E. Benson, R. Ilson. «The BBI Combinatory Dictionary of English», 1-е изд. — 1986; неоднократно издавался в СССР и России), а также переводные словари сочетаемо­сти: «Русско-английский словарь глагольных словосочетаний» М. Бенсона и Э. Бенсон (1-е изд. — 1993, русское — 1995), «Англо-русский словарь глагольных словосочетаний» под ред. Э. М. Медниковой (2-е изд. — 1990) и «Учебный англо-русский словарь сочетаемости и трудностей словоупо­требления» С. С. Хидекель, М. Р. Кауль и Е. Л. Гинзбурга (1998).

Описание несвободной сочетаемости слов рассматривалось как одна из важнейших задач создания «Толково-комбинаторного словаря русского языка» (ТКС), по первоначальному замыслу задуманного как словарный компонент действующей компьютерной модели языка «Смысл <£> Текст». ТКС должен представлять собой комплексное лексикографическое про­изведение и содержать, помимо сведений о сочетаемости, также особым образом построенные толкования слов. Для такого словаря был разрабо­тан аппарат лексических функций — нестандартных способов выражения одного и того же смысла при различных словах11). ТКС создавался боль­шим коллективом авторов под руководством И. А. Мельчука и А. К. Жол­ковского в 1960-1970-х гг. На определенном этапе работы ее результаты были изданы [Мельчук, Жолковский 1984]. Некоторые из принципов, на которых строится ТКС, получают ныне свое воплощение в упомяну­том выше «Новом объяснительном словаре синонимов русского языка».

Что касается принципов представления регулярной сочетаемости и ее статистических закономерностей, то они к настоящему времени не раз­работаны. Теоретически сочетаемость этого типа должна предсказываться на основании описания значения слова и общих правил сочетания се­мантических элементов друг с другом (ср. известные правила наложения, уничтожения смыслов). Однако это весьма затруднительно как из-за от­сутствия полного словарного описания лексической системы языка, так и вследствие неизученности моделей продуктивной и непродуктивной регулярной сочетаемости. До определенной степени свободная сочетае­мость отражается в справочниках по стилистике.

11)Например, высокая степень выраженности признака — Magn — обозначается при словах, обозначающих различные признаки, по-разному и при этом непредсказуемым спо­собом: гробовое молчание, круглый дурак,полная темнота, абсолютный слух, исключительная наглость и т.д.; заботами окружают, а приветствиямиосыпают, но не наоборот и т.д.

Ономастиконы. Еще один класс словарных изданий образуют разнообразные словари собственных имен, или ономастиконы. Наиболее распространены среди нихантропонимические словари, содержащие личные имена и фамилии; таковы «Словарь русских личных имен» Н. А. Петров­ского (3-е изд. — 1984), «Справочник личных имен народов РСФСР» под ред. А. В.Суперанской и Ю.М.Гусева (2-е изд. — 1979), «Русские фами­лии» Б. О. Унбегауна (2-е рус. изд. — 1995; английский оригинал увидел свет в 1972 г.), «Словарь русских фамилий» В. А. Никонова (1993), «Рус­ские фамилии: Популярный этимологический словарь» Ю. А. Федосюка (3-е изд. — 1996), «Русские фамилии тюркского происхождения» Н. А. Ба­скакова (2-е изд. — 1993) и др. Другой разновидностью ономастических словарей являются топонимическиесловари, или словари географических названий, примером которых может послужить «Краткий топонимиче­ский словарь» В. А. Никонова (1966). Словари обоих типов содержат, как правило, сведения об этимологии и истории имен и топонимов, а антропонимические словари иногда сообщают и об особо знаменитых носителях тех или иных имен и фамилий в реальном мире и в лите­ратуре. Словари географических названий могут быть и переводными, например, таков «Англо-русский и русско-английский словарь географи­ческих названий» (2-е изд. — 1994). Своеобразными гибридами топони­мических и словообразовательных словарей являются «Словарь названий жителей РСФСР» под ред. А. М. Бабкина (1964) и «Словарь названий жителей СССР» под ред. А. М. Бабкина и Е. А. Левашова (1975). Уникаль­ным в своем роде является «Словарь народных географических терминов» Э. М. Мурзаева (1984), сочетающий в себе черты частного толкового сло­варя, ономастикона и этимологического словаря топонимов. Большое количество самых разнообразных личных имен содержится также в уже упоминавшихся лингвострановедческих, а также исторических словарях. Существуют и другие разновидности словарей собственных имен, порою весьма необычные (например, обширный словарь: L. D. Schmadel. Dictionary of Minor Planet Names, то есть «Словарь названий малых планет», второе издание которого вышло в 1993 г. в издательстве «Шпрингер»).

Нетрадиционные типы лингвистических словарей. Особо следует ска­зать о словарных изданиях, в которых предпринимается попытка лексикографирования не вполне словарного по своей природе языкового матери­ала. Одна из таких не вполне обычных сфер лексикографического описа­ния включает в себя эпитеты, сравнения и метафоры. Имеющиеся в этой области словарные издания, как правило, опираются не на традицию (ко­торой как таковой нет), а на выбранный теоретический подход, который и задает способ словарного представления. В словарях политических мета­фор А. Н. Баранова и Ю. Н. Караулова («Русская политическая метафора», 1991; «Словарь русских политических метафор», 1994) в качестве тако­го теоретического подхода используется когнитивная теория метафоры, рассматривающая метафору как единую структуру, состоящую из «ис­точника», из которого переносятся некоторые знания и представления, мишени» или «цели», на которую эти знания и представления переносятся то есть того что является предметом метафорического переосмысления- например, ЭКОНОМИКА (цель) это ОРГАНИЗМ (источник). Соответственно, в словарных статьях описываются, с одной стороны, ипичные способы метафорического осмысления различных «мирней» Дяжем ЭКОНОМИКА может осмысляться как БОЛЬНОЙ ЧЕЛОВЕК, НАРКОМАН, ПАРАЛИТИК, МЕХАНИЗМ, РАСТЕНИЕ, ЖИВОТНОЕ и т д) а с другой — характерные типы «источников» (метафорических моделей), знания о которых используются для осмысления различных «мишеней»: богатыми источниками для метафорических переносов явля­ются например, знания о боевых действиях, путешествиях, различного рода играх, механизмах, спорте, театральном действии и т.д. В этих случаях принято говорить о метафорических моделях ВОИНЫ, ИГРЫ, МЕХАНИЗМА и т.д. Несколько иной теоретический подход предло­жен для словарного представленияпоэтических метафор в макете Словаря Н В Павлович «Язык образов. Парадигмы образов в русском полическом языке» (1995). В полном виде словарь поэтических метафор вышел в 1999 г. [Павлович 1999]. На уровне определений образная Система описывается в словарях эпитетов. Так, в «Словаре эпитетов русского ли­тературного языка» К. С. Горбачевича и Е. П. Хабло (1979) к слову язык приводится 319 эпитетов: благозвучный, гортанный, грубый, звонкий, ме­лодичный, музыкальный, мягкий, напевный, плавный, приятный, сладкозвучный, тягучий, хриплый и т. д.

Выходит за пределы стандартного представления о словаре и ав­торская лексикография, целью которой является словарное описание лексических особенностей индивидуального стиля (идиостиля) писателя. Вавторских словарях в идеальном случае фиксируются все слова, Предста­вленные в произведениях того или иного писателя (часто включая тексты вариантов, писем, заметок). Типичным примером издания такого Типа является «Словарь языка Пушкина» под редакцией В. В. Виноградова (м., 1956-1961). К авторским словарям относятся также словари, сделаннные по отдельным произведениям. Например, «Словарь комедии "Горе от ума" А. С. Грибоедова» [Чистяков 1939]. Из новых проектов создания авторских словарей следует упомянуть «Словарь языка Достоевского», разрабатывае­мый в Институте русского языка РАН под руководством Ю. Н. Карулова. К настоящему времени подготовлен компьютерный корпус текстов Досто­евского, включающий как его художественные произведения, так ц публи­цистику и письма. Разработано необходимое программное обеспечение_ Готовится к печати первый том толкового словаря. Основная пробле­ма составления авторских словарей заключается в том, что особенности авторского употребления лексических единиц не всегда легко Отделить от особенностей функционирования языка соответствующей эпохи. Если при описании идиостиля современных писателей авторские особенности относительно легко выявляются, то для русской классической литературы эта проблема встает в полный рост, поскольку русский язык XVII-XIX вв. с этой точки зрения практически не описан. Один из способов ее решения — привлечение текстов современников описываемого автора.

В российской лексикографической традиции практически отсутству­ют словари конкордансов, являющиеся важным инструментом изучения языка писателя. Под термином конкорданс в лексикографии понима­ется пример употребления слова в контексте фиксированной длины. Словари конкордансов включают примеры употребления всех слов в от­дельном произведении или во всем творчестве писателя. Известны слова­ри-конкордансы к поэмам О. Мандельштама [Koubourlis 1975], к поэзии А. Пушкина [Pushkin: A Concordance to the Poetry 1985]. Относительно не­давно опубликован конкорданс к русскому варианту библии [Симфония или словарь-указатель к Священному Писанию Ветхого и Нового Заве­та 1988]. Устройство словаря-конкорданса довольно просто. Словарным входом служит словоформа. Она помещается в центр строки и отделя­ется от текста примера дополнительными пробелами слева (разумеется, возможно использование и других способов выделения). Пример имеет фиксированную длину, поэтому концы приводимого контекста обычно обрезаются. Пример сопровождается индексом, привязанным к какому-то достаточно полному изданию, что позволяет найти пример в тексте произведения. Ср. фрагмент конкорданса на словоформу кинулась к слова­рю-конкордансу романа «Преступление и наказание» Ф. М.Достоевского [Concordance to Dostoevsky's Crime and Punishment 1994]12):

кинулась

ать. С воплем и плачем кинулась бещная Катерина И Е33147

чу. Катерина Ивановна кинулась в Лебезятникову. Е30703

с визгом, как бешеная, кинулась она к Катерине Ива Е31101

Многообразие отношений, организующих систему языка, и непред­сказуемо широкое поле практических приложений знаний о языке оста­вляют большой простор для лексикографического творчества, и поэтому вполне можно ожидать появления и других нетрадиционных разновид­ностей словарной продукции, равно как и развития традиционных типов словарей.

Области лексикографирования. Имеющиеся типы лингвистических словарей взаимодополняют друг друга, описывая в лексикографическом формате различные аспекты функционирования языковой системы. Так, с точки зрения оппозиции «язык—речь» толковые словари, граммати­ческие и обратные словари, этимологические и исторические словари в большей степени относятся к области языка. Хотя следует иметь в виду, что во многих толковых словарях имеются зоны сочетаемости, которые больше связаны с речевым аспектом функционирования языка. С дру­гой стороны, частотные словари, словари метафор, авторские словари

12)Цитируется по [Шайкевич 1995].

скорее связаны с речевым измерением языка. По оппозиции «синхро­ния — диахрония» исторические и диахронические словари противо­поставляются всем прочим типам лингвистических словарей. Впрочем, авторские словари, будучи ориентированными на классические образцы, чаше оказываются связаны с историей развития языка. Синтагматиче­ский аспект функционирования языковой системы в первую очередь описывается в словарях сочетаемости, авторских словарях. Оппозиция «семантика — прагматика» противопоставляет, например, толковые сло­вари лингвострановедческим словарям. В обобщенном виде сферы лек­сикографического описания в словарях представлены в табл. 1.

Таблица 1

Сферы лексикографического описания языка

Язык

толковые словари, грамматические словари, обратные словари, ассоциативные словари, этимологические словари, исторические словари, ономастиконы

Речь

словари метафор и эпитетов, словари сочетаемости, словари трудностей, авторские словари

Синхрония

толковые словари, грамматические словари, обрат­ные словари, словари метафор и эпитетов, словари сочетаемости и трудностей

Диахрония

исторические словари, диахронические словари, ав­торские словари (часто), словари собственных имен (с этимологиями)

Парадигматика

толковые словари, грамматические словари, обратные словари, этимологические словари, исторические словари

Синтагматика

словари метафор и эпитетов, словари сочетаемости и трудностей

Семантика

толковые словари, исторические словари

Прагматика

лингвострановедческие словари, ассоциативные словари

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  ..