ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ МАШИНЫ БУДУЩЕГО

  Главная       Учебники - Компьютеры       Кибернетика - неограниченные возможности и возможные ограничения.  Итоги развития

 поиск по сайту     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  

 

 

ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ МАШИНЫ БУДУЩЕГО


В наш век техники проблема «взаимоотношений» человека и машины занимает умы и ученых, и школьников, и социологов, и писателей, и философов — словом, всех людей, которые «не хлебом единым сыты». Это естественное влияние бурного технического прогресса, и любопытно здесь вот что.

Быстрый прогресс характерен для самых разных отраслей техники, но только с одним типом машин связан вопрос об их отношении к человеку — вопрос, который грубо можно сформулировать так: за кем же останется победа?

В самом деле, всем хорошо известно, что создаются турбогенераторы мощностью 500 тыс. кВт и больше. Человек при максимальном напряжении может развивать мощность только 1/10 кВт, значит машина заменяет физическую силу 5 млн. людей. Но могущество механизмов такого рода никого не пугает. Давно прошло время, когда люди боялись паровоза (кстати, он тоже был страшен не из-за скорости передвижения, но в силу некоей иллюзии неуправляемости). Давно уже ясно, что любая из машин силовых, если так можно выразиться, будет с неизбежностью подчинена человеку и вообще не сможет без него включиться в деятельность (даже если это самая мощная я страшная военная машина). Только самая, казалось бы, безобидная вещь — электронно-вычислительная машина, которая тихо стоит в комнате, кажется человеку неуправляемой и потому страшной сама по себе. Дело в том, что вычислительные машины представляют собой новое качество в сравнении со всем, что было прежде изобретено человеком. Они увеличивают не физическую силу человека, они усиливают его интеллект.

Пока электронно-вычислительные машины делают первые шаги. Они только считают, производят простейшие логические операции. Они остаются еще совершенно безвольными, выполняя лишь то, что человек им прикажет. И все-таки уже сейчас ясно: в принципе этим машинам

человек может поручить любую вычислительную работу. На этот счет теперь ни у кого сомнений нет. Больше того: известно, что можно создать и такие машины, у которых будут собственные чувства.

Простейшие чувства — это физические ощущения. Машина может воспринимать их дифференцированно. Машина, снабженная всевозможными акустическими, оптическими, тепловыми приборами (аналогами наших органов чувств), может воспринимать окружающую обстановку и оценивать ее. Но это, разумеется, лишь при условии, что конструктор наделит ее такими свойствами — введет в схему машины соответствующие устройства.

Вопрос восприятия можно уже считать технически решенным. Сейчас многие математики и кибернетики занимаются проблемой распознавания образов машиной. Машина сама должна осознать, какие именно образы она восприняла. Есть машины, которые распознают печатный текст, буквы, звуки. Можно сделать так, что эти воспринятые и расшифрованные машиной образы будут связаны в ней с определенными эмоциями. В зависимости от характера восприятий и их оценки машина предпримет те или иные действия. Можно заложить в нее и волю — задать в программе определенную цель существования этой машины.

Так по всем позициям машина может стать моделью человека.

В возможности добиться этого теперь сомневаются лишь немногие. Марксизм утверждает, что мир познаваем, что все процессы в нем имеют материальную основу. Психические процессы также имеют материальную основу и также познаваемы, а значит воспроизводимы. Больше того: поскольку процессы в технике могут быть стремительнее, чем процессы биологические, значит, и искусственный мозг можно сделать совершеннее нашего.

Итак, возможны мыслящие автоматы, роботы. В принципе возможны и машины, противостоящие человеку. Из этой принципиальной возможности возникают социологические теории полуфантастического характера о том, что в будущем появится общество машин, которое поработит человечество. Такие теории и находят отражение в пессимистических романах научных фантастов. Это бегство от живой жизни. И вместе с тем полное неумение отделять

абстрактные возможности от реальных, которые определены реальными условиями создания машины, законами прогресса.

В жизни ведь все происходит отнюдь не так примитивно, как в фантастических романах. Только по воле писателей некий великий изобретатель, капитан Немо или Человек-невидимка, создает в одиночку какую-то особую сверхмашину. В жизни так не бывает. Машины создаются не отдельным человеком, но человечеством. И не одной маленькой лабораторией, но громадными коллективами.

Скажем, в нашей стране есть крупнейшие конструкторы вычислительных машин. Все мы восхищаемся их талантом и трудолюбием. Но и они ничего бы Це смогли сделать, если бы были одни, без своего большого коллектива (сколько крупных институтов заняты разработкой физических и технологических основ машин!). Вряд ли можно повернуть их всех к коллективному самоубийству.

Конечно, пока в мире есть государства, где общество разделено на антагонистические классы, могут найтись и какие-то группы людей и даже государств, которые захотят использовать мощь машин во вред человеку. Но и эти машины человечество сумеет обуздать. История показывает, что даже тогда, когда машины создавались для уничтожения человека, они при дальнейшем развитии все равно становились нашими помощниками.

Взять хотя бы самолеты. Впервые их применили на фронтах для уничтожения человека. А сейчас самолеты верно и мирно служат людям. Ракеты тоже нашли первое применение в войне, а сейчас работают и в метеорологии, и в топографии, и в связи. Исследование космоса ракетами — работа мирная. Мирным стал даже расщепленный атом. За бомбой пришла электростанция. Так произошло потому, что силами атома управлял не одинокий Немо. Человечество неизменно оказывается умнее и сильнее отдельных личностей и в конце концов превращает в мирное орудие даже то, что создавалось со злым умыслом.

Надеюсь, однако, что электронно-вычислительным машинам не придется менять профессию и превращаться из друзей во врагов. Мыслящие роботы, по-видимому, будут созданы уже тогда, когда человечество социально станет намного совершеннее, чем сейчас.
 

Но, если машины будут иметь собственную волю, не превратятся ли они сами по себе во врагов человека? Нет, человек в состоянии надежно обеспечить подчинение машин, дав им с самого начала нужную целевую установку. Скажем, очень неглупые существа собаки верно и сознательно служат человеку. Даже когда человек бьет собаку, она все-таки любит его и служит ему (вспомните чеховскую Каштанку, убежавшую от доброго хозяина к худшему, потому что он был первым, к которому она привязалась). Собака жертвует собой ради хозяина, его интересы она ставит выше своих. В собачьей природе привязанность к человеку — это заложенная в ней программа.

Привязанность — один из видов эмоций, его вполне можно воспроизвести в машине. Так и поступят творцы машин, если это будут нормальные, гуманные люди.

Развитие свойств человека — и плохих, и хороших — во многом обусловлено инстинктом самосохранения. И это понятно. По-видимому, в силу действия естественного отбора выживали лишь те, у кого этот инстинкт был сильнее. И от этого инстинкта человечеству не избавиться: руководствуясь им, оно обязательно обезопасит себя от машин, заложив в них столь же прочную идею, целевую установку, направленную на сохранение хозяев. Человек создает машины с обратной связью. И обратная связь будет служить тому, чтобы машина сама находила пути для выполнения главной целевой установки, определенной человеком.

Вот почему меня совсем не пугает эра «мыслящих» машин. Я думаю, что они действительно сильно увеличат возможности человека. Ведь даже сейчас машины уже делают многое. Новая техника была бы просто невозможной без них. Капиталистические страны пытаются даже избежать кризисов, используя машины. С их помощью производят анализ и прогноз рыночной конъюнктуры, анализ и прогноз спроса на товары. Это позволяет фирмам в известной мере приспосабливаться заранее к ожидаемым изменениям. Конечно, трудно сейчас оценить, что дает такого рода использование машин, так как эффект, этих прогнозов маскируется наркотическими впрыскиваниями в экономику огромных военных заказов. В социалистических государствах машины помогут организовать абсолютно рентабельное хозяйство, дадут возможность оптимально планировать его.
 

Очень возможно, что в будущем машины будут обладать эмоциями, а это еще увеличит их возможности. Ведь эмоции даны человеку природой, например, для быстрейшего достижения цели в трудных условиях, скажем при нехватке информации и нехватке времени для соэнатель-ного анализа ситуации.

Проблема моделирования психических процессов включает моделирование эмоций. В связи с этим интересны па-пытки моделировать творчество. Скажем, машина может компоновать мелодии. Иногда получаются примитивные буги-вуги, а иногда — совсем неплохо. Вероятно, если заложить в машину вдохновение, она создаст совсем хорошую музыку.

Но мы пока еще, к сожалению, не знаем, в чем состоит тайна вдохновения. Я не поэт и не композитор, поэтому не берусь судить, как вдохновение приходит к ним. Мне понятнее сущность вдохновения в научной работе. Ученого интересует какая-то проблема, он много над ней думает, постоянно накапливает связанную с ней информацию, ищет пути ее решения. Этот процесс накопления информации тянется долго — многие месяцы, может быть, годы. Но вот наконец накапливаемая информация достигает необходимой полноты, тогда становится ясным путь решения проблемы.

Естественно, ученого охватывает при этом чувство радости, переходящее, может быть, даже в экстаз, он забывает обо всем постороннем, полностью погружается в работу и в течение немногих дней делает то, на что раньше, казалось, безуспешно затратил годы. Мы говорим о таком состоянии ученого: «Пришло вдохновение». Если же расшифровать его без иллюзий, то оказывается, что произошел переход количества в качество: накопленная информация достигла полноты, необходимой для решения проблемы. Накопление информации и опыт плюс определенная целевая установка и желание — все это может быть запрограммировано в машине.

Конечно, будущие вычислительные машины мало будут походить на сегодняшние. Они будут отличаться от них сильнее, чем арифмометр от самой совершенной современной машины.

Но опасаться этого могут только люди, низко оценивающие разум и волю человека.
 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59