Не существует «истинного» разума

  Главная       Учебники - Компьютеры       Кибернетика - неограниченные возможности и возможные ограничения.  Итоги развития

 поиск по сайту     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  ..

 

 

Не существует «истинного» разума

Существует ли истинный разум? Если под этим понимать способность выполнять подходящий отбор без обработки соответствующего количества информации, то такого «истинного» разума нет, это миф. Он возник так же, как возникает идея о «чистом» волшебстве у ребенка, который видит фокус. Сначала ребенок верит в волшебство. Позже, когда он узнает, каким образом были сделаны показанные ему трюки, он перестает верить в трансцендентное «чистое» волшебство. В его голове миф заменяется подлинным знанием существа фокуса.
 

 

 

Выводы

Какие же следует сделать выводы из развитой нами точки зрения? В частности, для инженеров, занимающихся вычислительными машинами?
Нужно прекратить разговоры о двух сортах разума, независимо от того, идет ли речь о живом мозге или о машине. Существует только один сорт разума. Он проявляет себя тем, что производит подходящий отбор. Разумная работа всегда предполагает сбор необходимого количества информации (или непосредственно после того, как задана проблема, или заранее, в виде предпрограммы) и достаточно эффективную ее обработку, обеспечивающую подходящий отбор. Живой мозг имел перед собой в процессе эволюции только одну задачу: как получить необходимую информацию и как обработать ее с достаточной эффективностью. Задачи, стоящие перед современным инженером, по существу, точно такие же. Инженер должен перестать спрашивать: «Как я могу сделать разумную машину?» поскольку он уже сейчас может это делать и делал это в течение последних двадцати лет. Он должен перестать относиться с сверхблагоговением к так называемой гениальности, понимая, что гений — это просто предельный образец системы, к разработке которой он непрерывно идет. Несомненно, что он скоро разработает машины, отличающиеся от больших машин дискретного счета, однако и они по-своему будут разумны. Существенно различие не между машинами дискретного счета и непрерывного действия или между германием и протеином, а между реальным разумом, который обрабатывает нужное количество информации, и неким мифическим разумом, которым, как предполагали люди, они обладают.

Основной постулат дает возможность разобраться в массе различных процессов. Для этого нужно понять, что правило подходящего отбора приложимо не только к окончательной цели, но и ко всем вспомогательным целям, которые встают в процессе ее достижения, в том числе и к выбору оценочных критериев.

Таким образом, если, например, целью является составление программы для игры в шахматы, то программист может выдвинуть вспомогательную цель: игра должна быть закончена в кратчайшее время. Теперь «кратчайшее время» становится самоцелью, и достижение ее требует подходящего отбора (среди различных вариантов игры, характеризующихся различным временем). Это требование можно выполнить, только обработав необходимое количество соответствующей информации. Если информации (об относительной быстроте вариантов игры) не существует сегодня, то подходящий отбор сейчас не может быть сделан. Если цель (окончание игры в кратчайшее время) все-таки желательна, то для достижения ее нет иного средства, кроме сбора информации. Это значит, что программист может пойти только по одному пути: он должен составить какую-то программу и проверить, сколько времени требуется для ее выполнения, затем составить другую программу и опять проверить ее и т. д. В конце концов, делая ряд попыток и ошибок (что и представляет собой «эксперимент»), он получит информацию о том, какая программа приведет быстрее к поставленной цели.

Существует масса таких вторичных, часто трудных вопросов, возникающих при практической реализации подходящего отбора. Любая попытка достичь главную цель влечет за собой необходимость- выполнить много второстепенных, или «оценочных», целей. Содержание основного постулата, или закона, необходимости разнообразия перекрывает их. Для примера рассмотрим случай, когда нужно быстро произвести поиск (быстрота является оценочной целью) и для этого может потребоваться повторная дихотомизация (последовательное деление области поиска на две части, полученных частей опять на две и т. д.). Тогда вопрос «как провести дихотомизацию» становится объектом поиска. Но нахождение ответа на вопрос «как» является актом подходящего отбора, следовательно, этот случай также подчиняется постулату.

Можно упомянуть еще проблему, связанную с выбором местоположения корректирующей обратной связи: должна ли быть подведена обратная коррекция к этой или другой точке? Знать, к какой именно точке,— это значит выполнить подходящий отбор, и опять-таки отбор может быть выполнен только при наличии информации. Если ее нет, то решение может быть принято или случайно, или на основе информации, накапливаемой в результате многократных попыток и ошибок.

Подведем общий итог. То, что часто с благоговением называют истинным разумом, есть миф. Человеческое существо спасает себя от полной глупости тем, что пользуется информацией, заключенной в предпрограмме. Эта информация включает в себя опыт многих миллионов лет эволюции и частный опыт жизни данного человека. Дайте человеку проблему, соответствующую его объему знаний, и он ее быстро разрешит. В этом состоит его истинный разум. Любая машина, предпрограммированая в таком же объеме, будет иметь столько же истинного разума.

Однако разум человека и машины полностью ограничен. Разум машины ограничивается количеством информации, которую мы в нее внесли. Мы можем получить от машины столько разума, сколько мы хотим, но только при условии, что в нее заложено соответствующее количество информации.

Мысль о предельных ограничениях действует, конечно, отрезвляюще, однако следует вспомнить, что сложившаяся сейчас ситуация напоминает ту, которая была сто лет назад, в начале развития обычных машин. В то время было уже создано столько сложных машин, что многие инженеры считали возможным открытие вечного двигателя. Затем возникла мысль о том, что энергия не может быть создана из ничего, и можно думать, что многих инженеров того времени постигло серьезное разочарование.

Они рассматривали закон сохранения энергии просто как ограничение. Мы же знаем теперь, что те, кто принял это ограничение, оказались реалистами. В конце концов они построили лучшие машины, чем инженеры, пытавшиеся создать вечный двигатель. Современное положение с вычислительными машинами очень похоже. Если мы согласимся с тем, что подходящий отбор может быть выполнен только до уровня, определяемого полученной и обработанной информацией, и если мы примем, что это ограничение справедливо для всякого мозга, человеческого и машины, наша работа может стать хотя и менее увлекательной, но зато более полезной. Те, кто будет строить машины на основе этих представлений, перегонят тех, кто хочет строить их, исходя из старого и суеверного взгляда, что человеческий мозг всемогущ.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  ..