Ответственность при нарушении авторского права в России

Главная       Учебники - Компьютеры      Электронная информатизация и электронные ресурсы

 поиск по сайту     

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

содержание   ..   90  91  92  93  94  95  96  97  98  99    .. 

 

 

9.5. Ответственность при нарушении авторского права в России

Существующая в нашей стране правовая база позволяет автору эффективно строить свои взаимоотношения с партнерами и конечными пользователями продукта, а достаточный уровень знаний в сфере зашиты авторских прав дает возможность успешно компенсировать затраты на выявление и пресечение действий нарушителей. Однако же на российском рынке от 65 до 80% продукции распространяется с нарушением авторских прав. Россия — один из крупнейших экспортеров пиратских компакт-дисков, их можно найти в 26 странах. Совокупный ежегодный доход только российских МРЗ-порталов, по оценкам сайта Zvtiki.ru, составляет около 3—5 млн долларов. В мире, по прогнозам агентства Forrester Research, в 2004 г. доходы от продажи цифровой музыки в Интернете составили 308 млн долларов. Влиятельная американская организация «Международный альянс интеллектуальной собственности» (International Intellectual Property Alliance — 11 PA) обратилась в правительство США с просьбой уделить особое внимание неадекватной политике в сфере авторского права в Бразилии. России, Гватемале, Коста-Рике, Уругвае. Однако сравнительно небольшой совокупный объем авторской собственности в Рунете (порядка 300—400 тыс. долларов) и низкая пропускная способность телекоммуникационных каналов делают привлечение юристов (тысячи и десятки тысяч долларов гонорара) невыгодным. Подготовленный в США «Специааьный доклад 301» (Special, 301 Report. Russia) посвящен проблемам охраны интеллектуальной собственности более чем в 70 странах мира, включая Россию. Нарушения в сфере авторского права могут привести к отмене таможенных льгот на экспорт в США российских товаров, а это потеря около полумиллиона долларов, немного для наших масштабов, но все же.

В связи с этим применительно к Рунету нетривиальным является вопрос: является ли Рунет территорией России? Мы можем подсказать ответ, опираясь на рассмотрение подобных судебных запросов в Великобритании. По мнению британских судей, все определяется местом регистрации сайта: если он зарегистрирован в Англии, то его авторы (создатели) обязаны подчиняться английским законам. При этом тот факт, что пришел на данный сайт гражданин иной страны, с иным авторским законодательством, не играет никакой роли. Еще раз повторим: национальный закон обязателен для авторов, но не для зарубежных посетителей.

Российское законодательство предоставляет широкие возможности автору (правообладателю) для восстановления его нарушенных прав, в частности он может требовать:

• восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и прекращения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

• возмещения причиненных убытков, в размер которых включается сумма доходов, неправомерно полученных нарушителем. Под убытками понимаются:

а) расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права;

б) утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб);

в) неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Нелегальные экземпляры программного обеспечения подлежат обязательной конфискации, в дальнейшем они уничтожаются или передаются обладателю авторских прав по его просьбе. Как правило, при этом также конфискуются материалы и оборудование, используемые для изготовления и воспроизведения незаконных экземпляров программного обеспечения.

Административная ответственность также может иметь место. Кодекс РФ об административных правонарушениях предусматривает наказание физических лиц штрафом за производство. распространение и пользование контрафактной продукцией. Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных» позволяет штрафовать провайдеров на большую сумму за невольное пособничество нарушению авторских прав.

В ст. 7 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» программы для ЭВМ приравнены к литературным произведениям, поэтому можно говорить о применимости к нарушителям авторских прав ст. 150.4 («Продажа, сдача в прокат и иное незаконное использование экземпляров произведений или фонограмм») Кодекса РФ об административных правонарушениях.

При продаже нелицензионных программных продуктов нарушается, кроме прав автора, и другой, принятый в стране Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках». В законе предусмотрена ответственность за недобросовестную конкуренцию, под которой понимаются «любые действия хозяйствующих субъектов, направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить или причинили убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации».

Весьма серьезная ответственность за нарушение авторских прав установлена и Уголовным кодексом Российской Федерации. Статья 146 УК РФ предусматривает наказание за производство, распространение контрафактной продукции и пользование ею. Нарушение авторского права предполагает материальную выгоду от использования копии, поэтому государственные учреждения и тем более библиотеки формально под эту статью не подпадают, хотя они не могут отвечать за все действия своих пользователей. Карается «незаконное использование объектов авторского права или смежных прав, а равно приобретение, хранение, перевозка контрафактных экземпляров произведений и фонограмм в целях сбыта, совершенное в крупном размере...», а также «присвоение авторства, если это деяние причинило крупный ущерб автору или иному правообладателю».

Ст. 180 УК РФ предусматривает ответственность за «незаконное использование чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных

с ними обозначений для однородных товаров, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб», а также за «незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб».

В рассматриваемых статьях уголовная ответственность наступает при нанесении «крупного ущерба», его критериями являются: размер причиненного ущерба, количество потерпевших. степень нарушения прав гражданина, тяжесть причиненного морального вреда. Новая редакция ст. 146 УК РФ при нанесении особо крупного ущерба предполагает лишение свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до 500 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового.

Примечание. Деяния, предусмотренные настоящей статьей, признаются совершенными в крупном размере, если стоимость экземпляров произведений или фонограмм либо стоимость прав на использование объектов авторского права и смежных прав превышают 50 тыс. рублей, а в особо крупном размере — 250 тыс. рублей. Это касается и тех. кто совершил данное деяние с использованием служебного положения.

При нарушении авторских прав, а также при создании «вредоносных» программ могут быть совершены преступления, указанные и в иных статьях УК РФ. в частности в ст. 272 («Неправомерный доступ к компьютерной информации»), ст. 273 («Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ»), ст. 274 («Нарушение правил эксплуатации ЭВМ. системы ЭВМ или их сети»).

Следует еще раз подчеркнуть, что технологии ЭБ и электронной доставки документов заставляют организации-фондодержатели, и в первую очередь библиотеки, быть очень аккуратными в отношении действующих российских законов и международного права. Ведь не зря же такие крупные библиотеки в США, как Нью-йоркская публичная библиотека, публичная библиотека округа Квинс г. Нью-Йорк, публичная библиотека Фергюсона в Стэнфорде и многие другие, практически отказались от обслуживания своих читателей сканированными копиями. «Лучше я извинюсь перед читателями, чем меня авторы затаскают по судам», — сказал в беседе с одним из авторов учебника известный американский библиотекарь, в то время директор публичной библиотеки округа Квинс г. Нью-Йорк г-н Гарри Стронг.

Во многих странах библиотеки дистанцируются от служб копирования (в том числе и электронного), предоставляя этот сервис внешним фирмам, как правило только арендующим у библиотеки площади и имеющим дело уже с физическими лицами — читателями, приносящими им взятые в библиотеке издания на копии. В этих случаях администрация библиотеки не несет ответственности за возможные нарушения копирайта — это дело читателей и внешней фирмы.

Как мы уже писали. Госдума в 2004 г. приняла поправки к Закону 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах». Поправки разрабатывались в течение двух лет комитетом по культуре Госдумы и стали предметом противостояния нескольких заинтересованных групп — зарубежных производителей фонограмм. отечественных заводов — производителей CD. конкурирующих авторских обществ. Новая редакция ст. 146 У К РФ дает важное уточнение понятию «нанесение крупного ущерба».

Поспешность принятия поправок объясняется желанием продемонстрировать мировому сообществу решимость российских властей в борьбе с пиратством. Для этого нужно было как минимум определить понятие «авторское право» в Интернете и увеличить срок охраны авторских праве 50 до 70 лет после смерти автора, что и было сделано. Еще одним требованием мирового сообщества к российскому законодательству является соблюдение норм Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений, и принятые поправки учли эти требования. Россия присоединилась к Бернской конвенции в 1995 г. и согласно ей обязана охранять зарубежные музыкальные фонограммы с момента их издания на Западе (так называемая ретроактивная охрана). Однако в том же 1995 г. российское правительство постановило охранять права только с момента присоединения к международным конвенциям, без обратной силы.

Кроме того, наша страна признала Всемирную конвенцию об авторском праве (в редакции 1971 г.) и дополнительные протоколы № 1, 2 об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства. Россия подписала Международную конвенцию об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Римская конвенция). Заметим, что в Российской Федерации достаточно законов. защищающих авторские права и интеллектуальную собственность, и, прежде всего, это Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах», который высоко оценен специалистами Всемирной организации интеллектуальной собственности, авторскими сообществами, юристами, правоведами, и. конечно, принятые в июне 2004 г. «Изменения в законодательстве об авторском праве и смежных правах». Эти изменения, на наш взгляд, связаны с выявленными недостатками вышеупомянутого закона, с наработанной практикой, в том числе и с результатами анализа зарубежного опыта, в первую очередь эффективных последствий американского закона DCMA. который главным образом направлен на защиту электронной и мультимедийной продукции.

В поправки также введена статья «Технические средства защиты авторского права». Она поможет кодирующим вещание спутниковым каналам отстаивать свои права. Раньше каналы пытались привлекать изготовителей пиратских карточек за нарушение своих авторских прав (что регулируется Гражданским кодексом), теперь могут привлекать их по ст. 146 УК РФ за пиратство.

Создан прецедент вынесения сурового приговора. Год и месяц спустя со дня произведенной милиционерами проверочной закупки услуг некоей компании, предлагающей установку контрафактного программного обеспечения на компьютер заказчика. Таганский районный суд города Москвы приговорил по ст. 146 Уголовного кодекса («Нарушение авторских и смежных прав») гендиректора компании и его заместителя к шести месяцам лишения свободы и выплате миллиона рублей в пользу правообладателя (корпорация Microsoft) и еще 10% этой суммы — казне. Это один из первых случаев применения новой редакции ст. 146 Уголовного кодекса, когда удалось убедить милицию и прокуратуру не останавливаться на одном факте проверочной закупки, а всесторонне исследовать деятельность компании и выявить иные случаи распространения нелицензионных программных продуктов.

Представители Европейской комиссии заявили о выделении России 2,7 млн евро на проект по защите интеллектуальной собственности; средства пойдут на изучение ситуации с пиратством в России (оплату работы экспертов, консультантов) и просветительские цели. Представители ЕС рассчитывают привести российское законодательство в области защиты интеллектуальной собственности к стандартам ЕС. Осуществлять программу Европейская комиссия уполномочила немецкую компанию GTZ. Эта экспертная организация, действующая в 130 странах.

Интересна позиция Российской государственной библиотеки касательно авторского права. Закон «О библиотечном деле» разрешает библиотеке обеспечивать сохранность фондов и обслуживание в том формате, в каком это удобно библиотеке. В соответствии с этим же законом доступ к ресурсам для читателей РГБ предоставляется бесплатно. Поэтому для разгрузки собственных читальных залов предлагается организовать «Виртуальные читальные залы РГБ», запись в которые эквивалентна записи в саму РГБ. В 2004 г. уже совместное ГИВЦ Минкульту-ры организовано около 40 таких виртуальных залов, за создание и обслуживание которых взимается плата. Для правового обеспечения сканирования и накопления электронной коллекции заключается типовой договор на использование авторских прав:

1) между автором и РГБ;

2) с организациями, занимающимися проблемами авторского права:

3) с держателями фонда (например, другими библиотеками).

Кроме того. Российская государственная библиотека сообщила о подписании договоров сразу с двумя авторскими обществами: «Копирус» и Российским обществом по коллективному управлению правами авторов и иных правообладателей в сферах мультимедиа, цифровых сетей и визуальных средств — РОМС. Они помогут легализовать сканирование материалов хранилища. Необходимость в контрактах с авторскими обществами возникла у библиотеки не случайно: собственными силами уследить за соблюдением прав их авторов сотрудники не в силах. В соглашении заложена ставка в размере 5% от сборов библиотеки за оказание копировальных услуг: «Если вы копируете в библиотеке страницу какого-либо произведения, а эта

услуга стоит 3 рубля, то 15 копеек с этой суммы поступает «Ко-пирусу». «Копирус» удерживает 20% собранной суммы, необходимых для поддержания деятельности общества, а остальное распределяет между авторами. Кому и сколько — решает авторский совет, действующий при нашем обществе». РОМС будет действовать аналогично, с той лишь разницей, что эта организация будет заниматься мониторингом авторских прав в Интернете. Специалисты РОМС. которое затри года своего существования собрало 8 млн рублей авторских денег, надеются, что в ближайшее годы объем рынка, на котором действует общество, вырастет в России до 200 млн долларов.

Пока же деятельность коллективного управления авторскими правами не получила широкого распространения, в России идут процессы против электронных библиотек. Так. в 2005 г. библиотека kni.ru. купившая права на электронное издание нескольких авторов, подала в суд на держателей сразу нескольких «свободных» электронных библиотек (в частности, Lib.ru). «Бороться с такими “библиотеками" сложно, — утверждает Василий Терлецкий. — Ведь по закону библиотекой должно называться учреждение, а сейчас де-факто правообладатели судятся с держателями сетевых баз данных».

Нужно откровенно сказать, что и российские библиотекари пока не всегда могут отделить физическую доступность от бесплатности: если материал доступен через Интернет, это вовсе не означает, что он ваш и вы можете делать с ним все. что считаете нужным. Некая профессиональная эгоистичность звучит в словах особо ярких защитников общественных интересов. При этом совершенно забывается, что, например, для многих научно-технических изданий, имеющих тираж от 20 до 50 или даже до 1500 экземпляров (пример — журналы ВИНИТИ) организация бесплатного доступа к сетевому документу равносильна прекращению возможностей издания этого журнала впредь.

Российское авторское общество (РАО) собирает в год около 1 млрд рублей; рекомендательные ставки отчислений 1—7% от прибыли, полученной в результате использования произведения (включая доход от рекламы) на основе так называемой рапортички. Деньги поступают в «общий котел», РАО берет себе 25% комиссионных и распределяет остальное по авторам. Если автор не пришел за гонораром в течение 3 лет. деньги переходят
в РАО. По сообщению ассоциации «Русский шит», объединяющей российских производителей программного обеспечения, с сентября по ноябрь 2003 г. число пиратских торговых точек в Москве сократилось с 630 до 465.

Нужно заметить, что какая-то часть наших проблем, быть может, связана с ограниченным количеством каналов, по которым приходят новые реализованные мысли и новые разработки. В информационно-коммуникационных технологиях у нас есть несколько отличных научных школ, а сейчас создаются и очень продуктивные частные компании.

Однако же на Западе, помимо этих форм инновационного продвижения вперед, имеется и несколько иных, пока не получивших развития в России. Например, все знают, кто, когда и в каком месте (в лаборатории, в сарае, в гараже) изобрел персональный компьютер Apple, кто создал операционную систему Linux, пакет прикладных программ Lotus 1-2-3, поисковую систему Google, идеологию и протоколы сети WWW. способ набора математических символов Latex. Таких одиночек-изобретателей, таких венчурных компаний в нашей стране пока нет в достаточном количестве. Совершенно не освоена в масштабах страны и такая организационная технология создания новых продуктов, как образование неформальных групп по интересам (special interest group, target group). Однако именно таким образом были созданы прототипы новых стандартов High Sierra, Dublin Core. ONIX, STIX, которые впоследствии легли в основу технологий CD-ROM, новых принципов каталогизации электронных и сетевых продуктов и т. п. Вывод состоит в том. что общество в целом должно не только полагаться на разум, жесткость и неподкупность правоохранительных служб, но и смелее развивать собственные, не зависящие от медлительности государства способы реализации научных достижений.